История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен




+1 0
0
-1 0
Разное    



В сентябре 1938-го с Щелковской взлетной поднялся в небо двухмоторный самолет «Родина». Экипаж составляли известные советские летчицы Гризодубова, Раскова и Осипенко. На кону стоял дерзкий мировой рекорд среди женщин по беспосадочному полету из столицы на Дальний Восток. Но по непредвиденным причинам закончилось топливо, и самолет начал терять высоту, да еще и у маньчжурской границы.


Женский рекорд по беспосадочному перелету

Экипаж «Родины» и главный конструктор Сухой у самолета перед тренировочным вылетом. /Фото: pobedarf.ru

Экипаж «Родины» и главный конструктор Сухой у самолета перед тренировочным вылетом. /Фото: pobedarf.ru


В 1930-е пошла на взлет мировая авиация, а вместе с ней и конкуренции между странами и конструкторами. Схватка систем породила гонку за рекордами. В Стране Советов на отдельном правительственном контроле значилась авиация и все связанное с ней. Имена первых летчиков были на слуху. Сталин лично контролировал все события, происходящие в авиапространстве. На фоне всеобъемлющих политических чисток того периода устанавливались первые мировые рекорды сразу в нескольких сферах народного хозяйства. Высокие достижения призваны были продемонстрировать преимущество социалистической системы по сравнению с капиталистическим обществом.

Подготовка к рекордам мирового уровня и подбор кандидатур на звание народного героя велись самым тщательным образом. Поэтому удивительно, что экипаж опытной летчицы постигла череда цепких неудач. Разве можно допустить, что топлива не хватило по причине неправильных расчетов? Да и трагические неприятности не прекращались даже в процессе поисковых работ, когда потерпели крушение 2 самолета с военнослужащими.

Необъяснимые неисправности

Советская живопись. /Фото: permartmuseum.ru

Советская живопись. /Фото: permartmuseum.ru


Самолет вступил в схватку с природой с самых первых минут полета. Едва взлетев, авиамашина попала в сильную облачность. Пришлось резко набирать высоту, и с приближением к Новосибирску началось обледенение корпуса. На отметке в 6500 метров сильная качка заставила командира Гризодубову поднять самолет на километр выше, и экипаж был вынужден работать на лютом морозе в кислородных масках. При длительном наборе высоты моторы работали в напряженном режиме, что и стало причиной выросшего расхода горючего.

Пытаясь очистить стекла кабины от инея, Раскова приоткрыла боковую форточку. Порывом ветра из кабины вынесло все карты, и дальше пришлось идти вслепую. Летчицы держали курс чутьем, главным образом опасаясь нарушения государственной границы. Следующей неприятностью стала замолчавшая радиостанция «Родины», не выдержавшая мороза. Так, 25 сентября экипаж перестал передавать на землю свои координаты. По утвержденному графику полета на Байкале следовало сменить курс, выходя к Транссибирской магистрали. Но не имея зрительного обзора местности ввиду продолжавшейся облачности и не слыша радиомаяков, самолет все больше рисковал оказаться по ту сторону китайской границы - в оккупированной японцами Маньчжурии. На тот момент прошли считанные дни после конфликта у озера Хасан.

Но Гриздубова принимает решение двигаться только вперед. Благо, над Охотским морем облака начали рассеиваться. На этот раз случилось самое страшное – заканчивалось топливо. Нужно было срочно идти на посадку, «Родина» начала терять высоту. Внизу просматривалась тайга, и сесть можно было лишь на брюхо в болотистой местности. Но в тех условиях самолет угрожал упасть на нос, а там располагалась кабина штурмана. Раскова получила команду немедленно прыгать с парашютом и оказалась посреди труднопроходимой тайги с двумя шоколадками, пистолетом, ножом, компасом и всего одним унтом. Второй слетел и затерялся при открытии парашюта. Ветром ее снесло довольно далеко, и надежды на спасение были невелики.

Самолет удалось успешно посадить на болоте. За 26 часов полета «Родина» преодолела 6450 километров, а значит рекорд побит. Но после посадки снова вмешалась непогода. Без остановки лил дождь, а тайгу укутал непроглядный туман. Раскова в отчаянии бродила по первозданному лесу, тонула в болоте, ела грибы да ягоды и держалась из последних сил. Места оказались настолько глухими да нехожеными, что о самостоятельном спасении не было и речи. Марина провела под открытым таежным небом 10 дней.

Непростое спасение

Писатели о перелете. /Фото: tochkazhi.ru

Писатели о перелете. /Фото: tochkazhi.ru


Поисками женского экипажа и самой «Родины» занимались десятки самолетов, многочисленные пешие отряды, следопыты из местных на оленях и лошадях, рыбаки на плавсредствах. Яков Сорокин, командующий ВВС отдельной армии по Дальневосточному фронту вылетел на поиски на бомбардировщике ТБ-3 в сопровождении группы парашютистов-спасателей. В то же самое время несогласованно к месту событий отправляется Александр Бряндинский, флаг-штурман ВВС армии. Установить место посадки «Родины» ни одному, ни другому не удавалось. Но кружа в поисках, самолеты столкнулись. На глазах у отчаявшихся летчиц погибли 15 человек. Женщины выложили из полотнищ сброшенных им поисковиками парашютов сигнал SOS. Место нахождения рекордного самолета установил самовольщик на У-2 с Комсомольского авиазавода. Самолет сел в болото у «Родины», но его дальнейший взлет оказался невозможным. Теперь спасть нужно было уже четверых живых и тела погибших. Эвакуацию удалось провести лишь 12 октября.

Горькая слава

Изучение маршрута перелета. /Фото: 187011.selcdn.ru

Изучение маршрута перелета. /Фото: 187011.selcdn.ru


Раскову в обессиленном состоянии нашли в 20 километрах от места аварийной посадки. Женщину пришлось нести на носилках. Для восстановления летчиц сначала доставили в Комсомольск, оттуда - в Хабаровск. Затем поездом провезли через все страну с попутными остановками для участия в торжественных митингах, славящих летчиков и советскую страну. Через 2 месяца летчицы Гризодубова, Раскова и Осипенко были удостоены званий Героя Советского Союза. Промедление было связано с неодобрением представителей авиасообщества. Но по личному распоряжению Иосифа Виссарионовича рекорд был зафиксирован, награды вручены. 16 сентября 1943-го «Родину» списали по износу. Осипенко и Раскова до этого дня не дожили, погибнув в авиакатастрофах в мае 1939-го и в январе 1943-го соответственно.

Была и своя "Лилия Сталинграда". Аподвиги Лидии Литвяк не превзойдены и ныне.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







3432
1.06.2021 14:18
В закладки
Версия для печати





Смотрите также