История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    





Одна из самых ярких ролей Владимира Высоцкого — советского агента в занятой французами Одессе в фильме «Интервенция». Мало кто знает, что у этого персонажа был реальный прототип: урождённый маркиз, этнический француз, успешно выполнивший сложную операцию, в ходе который французские войска должны были оставить Одессу. Его звали Георгий Лафар.


Интернационал и интервенция


В двадцатых годах в рядах большевиков царил интернационал. Прежде всего потому, что новая Советская Россия унаследовала от сгинувшей Российской Империи сотни населявших её народов — включая такие диаспоры, как немецкая, французская и норвежская. Георгий, он же Жорж, Лафар был сыном француза, который в ранней молодости приехал в Россию и стал инженером-оружейником. Сыну Лафар-старший дал очень пристойное образование: тот не только свободно говорил, читал и писал на родных ему французском и русском языках, но также и на итальянском, и на немецком.

Алексей Толстой вспоминает. что у него были пушистые светлые волосы. Осип Мандельштам высоко оценивает переводы Теофиля Готье, выполненные Лафаром. Сам Лафар писал и читал на публику стихи.

В начале двадцатого века поэтами были многие. И многие выступали со своими стихами, как Лафар.

В начале двадцатого века поэтами были многие. И многие выступали со своими стихами, как Лафар.

Когда совершились подряд две революции, февральская и октябрьская, Жорж был в самом романтическом возрасте — двадцать один год. Если в начале переломного года он служил во французской военной миссии, то уже в конце вступил в ряды ВЧК — стал чекистом. Практически сразу занял пост заведующего подотделом по борьбе с банковскими преступлениями — кадров отчаянно не хватало, на возраст не смотрели. Но сам, конечно, мечтал ловить не бухгалтеров. Хотел такого дела, которое автоматически впишет в историю.

28 декабря 1918 года Жорж получил рабочие позывные «Шарль» и отбыл в Одессу, занятую войсками Антанты. Задание было сложное. Сначала предстояло внедриться ни много, ни мало — в штабное учреждение как можно ближе к французскому командованию. Затем — стратегические намерения союзников, их конечную цель, территориальные притязания, соотношения сил французов, англичан, добровольцев, петлюровцев, галичан. По возможности также узнать о работе разведки и контрразведки противостояших Советской России сил.

Наконец, самое сложное: «Выяснить все возможные пути невоенного прекращения интервенции». Эти поручения давались юноше двадцати двух лет.

Лафар был намного моложе и горячее своего персонажа, отыгранного Высоцким.

Лафар был намного моложе и горячее своего персонажа, отыгранного Высоцким.

Внедрение


Одесса начала 1919 года была шумной, пёстрой, встревоженной и разбитной. Здесь были не только военные нескольких различных армий — сюда стекались дворяне, артисты, просто мещане, несогласные расставаться со старой жизнью. Здесь же выступала с благотворительными концертами звезда российского немого кино, Вера Холодная.

Моментально получивший — благодаря происхождению — Лафар получил место переводчика в штабе экспедиционного корпуса Антанты в Одессе у полковника Анри Фрейденберга. Его часто видели с Верой Холодной: они дружили. Возможно, и не только дружили. По одной из версий, Веру позже отравили и её грипп протекал так остро именно на фоне отравления. В любом случае, её болезнь и смерть позже совпадут с раскрытием Лафара.

В фильме *Бой на перекрёстке* Лафара воплотил Максуд Иматшоев, а его имя опять изменили на Мишель, как и в *Интервенции*.

В фильме *Бой на перекрёстке* Лафара воплотил Максуд Иматшоев, а его имя опять изменили на Мишель, как и в *Интервенции*.

События разворачивались стремительно. Уже второе донесение Лафара (в котором, кстати, упоминалась Холодная) было перехвачено в середине февраля. Контрразведке было ясно: резидент очень информирован и к тому же француз. Часть сообщения была написана на французском. Кроме того, было ясно и то, что он — из окружения Веры Холодной (что, впрочем, не так уж сужало круг — ведь она была известной актрисой и вынужденно вела очень общительный образ жизни). Естественно, Лафар попал под подозрение.

Об этом Лафар узнал в начале марта, выкрав вместе с другим агентом записную книжку начальника французской контрразведки майора прямо из его гостиничного номера. Тот успел найти и поговорить с английским разведчиком, который лично знал Лафара и знал, что Жорж — чекист. Правда, Лафар ещё не понял, что накрыт его канал связи, и послал третье сообщение тем же путём — оно также было перехвачено и прочитано.

Понятно было, что надолго в Одессе Лафару не задержаться. В рекордные сроки агент добыл крупную сумму денег, чтобы дать взятку своему начальнику. Фрейденберг устроил рекордную по скорости эвакуацию войск Антанты из Одессы, уложившись в три дня — позже, в апреле.

Сложный дипломатический вопрос решила банальная (хотя и очень крупная) взятка.

Сложный дипломатический вопрос решила банальная (хотя и очень крупная) взятка.

Арест


К тому времени Лафар успел отправить в ЧК уже по другим каналам сообщение со словами «В городе крупные провалы. Третьего дня схвачен Калэ. Могу быть засвечен и я… Погибла почти вся интернациональная группа [Жанны Лябурб.]»

Сдал его, конечно, Рейли, тот самый английский разведчик. Не напрямую. Вместо этого британец опубликовал в местной газете анонимно сначала свою историю борьбы с большевизмом в России, потом — имена трёх чекистов, увиденных им в Одессе:

«БОЛЬШЕВИКИ — «ГАСТРОЛЁРЫ» В ОДЕССЕ
По улицам Одессы совершенно свободно разгуливают следующие большевистские гости из Совдепии.
Грохотов — комиссар по иностранным делам на Мурмане, в своё время арестованный английским командованием и благополучно скрывшийся.
Петиков — тоже архангельский гастролер, убийца адмирала Кетлинского.
Граф де Ля-Фар — член Московской чрезвычайки.»

Самое интересное контрразведка узнала просто из газеты.

Самое интересное контрразведка узнала просто из газеты.

Он, конечно. ошибся в одном: Лафар был не графом, а только маркизом. Должно быть, на имя Лафара наложился образ графа де ля Фер, то есть Атоса, из «Трёх мушкетёров». В остальном данные Рейли были верны. В ответ чекисты опубликовали дезу, подправив имя Жоржа под стать приписанному ему британцем титулу:

«РУССКИЕ БОЛЬШЕВИКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ
(Покушение на взрыв Эйфелевой башни)
«Матэн» сообщает: из Лондона получены сведения, что два большевистских агитатора, человек по имени Лафер и женщина Галина Руденко, получили распоряжение создать в Испании большевистскую базу и взорвать Эйфелеву башню во время мирного конгресса.
Они выехали из Москвы 19 февраля, направляясь в Испанию по фальшивым паспортам. Они именуют себя Георгием и Елизаветой Троше.
Благодаря этим паспортам они беспрепятственно выехали из Одессы. С ними проехало третье, неизвестное лицо»

Этим сообщением надеялись отвести угрозу ареста от Лафара, заставив контрразведку поверить, что в Одессе его больше нет. Тем более, что в большевистский терракт в Европе поверить контрреволюционерам было очень соблазнительно. И всё же в конце марта Жоржа арестовали, как и остальных двух чекистов.

После этого всякие концы этой истории теряются в неизвестности. Одни рассказывали позже, что Лафара безыскусно расстреляли, другие — что утопили живым, в мешке, третьи — что его тайно вывезли в Европу как ценный источник сведений. В любом случае, главное из своих заданий двадцатидвухлетний Жорж выполнил, уложившись примерно в три месяца.

А «Интервенция», в которой миссию Лафара выполнил герой Владимира Высоцкого, вошла в 10 фильмов, которые советская цензура не выпустила на большой экран.

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2460
2.05.2019 19:33
В закладки
Версия для печати




Смотрите также