Современное искусство   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Арт    



Джованни Баттиста Пиранези – ключевая фигура европейского искусства XVIII века. Он поднял мастерство архитектурной графики на недосягаемую ранее высоту, стал родоначальником нескольких новых жанров в искусстве, его гравюры вдохновляли архитекторов по всему миру, имя его еще при жизни гремело повсюду, а покои Екатерины II были завалены его гравюрами от пола до потолка. А он сам посвятил десятилетие изображению… тюрем.


Храм Сатурна.

Храм Сатурна.


Пиранези родился в 1720 году. Место его появления на свет – предмет споров. До последнего времени считалось, что это было местечко Мольяно-Венето, но современные исследователи склоняются к тому, что будущий творец «бумажной архитектуры» с первых секунд своей жизни и до двадцатилетнего возраста жил в Венеции.
Пиранези никогда не планировал становиться гравером. И уж тем более не думал, что его прославит это ремесло. И уж точно даже предвидеть не мог, что окажется настоящим революционером офорта, что оттиски с его медных досок разлетятся от солнечной Испании до заснеженной России…

Вид строящегося моста Блэкфрайерс через Темзу.

Вид строящегося моста Блэкфрайерс через Темзу.


Его отец был архитектором, сам Джованни с юных лет мечтал продолжить семейное дело, в то время как его брат избрал путь монаха-доминиканца. Он был первым учителем Пиранези, обучал его латыни и истории. А их родной дядя работал в «Магистрате вод» в Венеции – несмотря на романтичное название, организация занималась реставрацией исторических зданий и восстановлением мостов. Именно любимый дядюшка поспособствовал началу архитектурной карьеры племянника. В двадцатилетнем возрасте Пиранези, уже попавший под влияние мрачного очарования венецианских пейзажистов, оказался в Риме, где работал чертежником. Он много и охотно учился, постигал тайны гравюры, перспективы, строительства… И уже спустя три года представил на суд публики свой первый альбом архитектурных офортов.

Гравюры, посвященные Риму.

Гравюры, посвященные Риму.


В его работах причудливость барокко сочеталась с рациональностью классицизма. Рука чертежника и фантазия художника, соединившись, породили одновременно фантастические и предельно реалистичные архитектурные образы. Ни одна из этих гравюр не повествовала о реально существующем месте, все они были головокружительно невозможны и в то же время детальны, точны, невероятно техничны. Уже в этом альбоме появляются первые признаки «воображаемых тюрем». А еще через пару лет увидели свет его работы, посвященные Древнему Риму…

Античный Капитолий.

Античный Капитолий.


В промежутке между созданием крупных серий гравюр Пиранези пытался найти работу в качестве архитектора, но в те годы ни в Риме, ни в Венеции крупномасштабных проектов для него не нашлось.

Понте Магнифико.

Понте Магнифико.


Зато Пиранези вполне успешно занимался археологией, посещал Помпеи, исследовал храмы в Пестуме. Он с увлечением коллекционировал предметы античности, археологические находки, особенно древнеримские. Посещая раскопки, Пиранези стремился детально воссоздать образы древней архитектуры (пусть и частенько шел на поводу у своего воображения). Колонны и капители, вазоны и архи, надгробия и саркофаги, величественные храмы и покинутые руины… И новая жизнь среди осколков древней цивилизации. Серия офортов «Виды Рима» насчитывает сто тридцать семь листов. Рим был его первой и настоящей любовью, Рим, ему современный, древний и… быть может, будущий. Пусть Пиранези как архитектор оставил удивительно мало реальных построек – но некоторые сохранившиеся проекты, по-видимому, просто не дождались своего воплощения. Одна из самых значимых его архитектурных работ - церковь Санта Мария дель Приорато, принадлежащая Мальтийскому ордену.

Офорты, посвященные воображаемым тюрьмам.

Офорты, посвященные воображаемым тюрьмам.


На пороге своего тридцатилетия, а затем и сорокалетия, Пиранези создал драматичную серию офортов под названием «Темницы». Сегодня это самая известная часть его творчества. Жуткие, мрачные, давящие интерьеры пыточных камер, драматичные контрасты света и тени, нагромождения лестниц, ведущих в неизведанное… Перерабатывая офорты спустя десять лет после первой публикации, Пиранези населил их крошечными фигурками тюремщиков и заключенных. Есть версия, что таким образом он отреагировал на жестокие казни и пытки, парадоксальным образом существовавшие в век европейского Просвещения. Также бытует мнение, что ирреальность темниц Пиранези – это отражение клаустрофобных ночных кошмаров. Впоследствии их будут сравнивать с романами Кафки.

Из цикла Темницы.

Из цикла Темницы.


Всего атрибутировано около восьми сотен гравюр его авторства. Кроме того, Пиранези стал основателем «гравировальной» династии – его сын и дочь, Франческо и Лаура, также получили известность в этой области искусства.

Виды Рима.

Виды Рима.


Пиранези считается одним из зачинателей жанра архитектурной графики и графических архитектурных фантазий. «Бумажное» наследие Пиранези необычайно велико, а его влияние на развитие европейской архитектуры неоспоримо. Большой поклонницей творчества гравера была русская императрица Екатерина II. Ее покои были буквально завалены альбомами, книгами и отдельными гравюрами, посвященными архитектуре. Работы Пиранези (не те, которые посвящены тюрьмам – впрочем, кто знает?) она показывала мастерам, возводившим здания в Царском Селе – как эталон.

Пирамида Цестия.

Пирамида Цестия.


С влиянием Пиранези связывают формирование русского классицизма как самобытного стиля. И его же творчество, по-видимому, стало образной основой самого спорного из исторических архитектурных направлений – эклектики. Мастерски реконструированные в его офортах римские, этрусские и египетские храмы будоражили воображение многих людей искусства вплоть до наших дней, а изощренные изображения руин были воссозданы в романтических «руинных парках» по всему миру. Впрочем, и сам он предпринимал вполне эклектичные эксперименты – известно, что в 1760 году он разрабатывал проект в неоегипетском стиле, однако здание не сохранилось.

Фронтиспис со статуей Минервы.

Фронтиспис со статуей Минервы.


Однако фантастические пространства, созданные Пиранези, вдохновляли не только архитекторов, но и писателей. В 1884 году В.Ф.Одоевский сделал архитектора героем одного из своих рассказов, а в 2020 году писательница Сюзанна Кларк поселила персонажа фантасмагорического романа «Пиранези» в абсурдный мир воображаемых тюрем.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







1848
4.05.2021 15:31
В закладки
Версия для печати





Смотрите также