История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    





Великие потрясения всегда порождают хаос и бессмысленную жестокость к подобным себе. Но даже в смутные, обагрённые кровью времена неконтролируемой вседозволенности находятся личности, не отступающие от принципов морали и сохраняющие лучшие душевные качества. Одна из таких личностей – комиссар Филипп Задорожный. Это человек, который спас родственников последнего российского царя от неизбежного расстрела, ожидавшего их в Крыму в период «красного» террора.


Почему члены Ялтинского и Севастопольского советов не смогли договориться между собой о судьбе семьи Романовых

Революция в Севастополе, 1917 год./Фото: /img.rg.ru

Революция в Севастополе, 1917 год./Фото: /img.rg.ru


После второй – социалистической – революции в октябре, Крым стал регионом, в котором практически отсутствовала централизованная власть: хотя в каждом городе имелись Советы народных представителей, действовали они обычно на своё усмотрение – без оглядки на распоряжения из столицы. Объяснялось это тем, что среди членов новой власти находились и большевики, и бывшие черносотенцы, и анархисты, и даже откровенно криминальные элементы. И руководили ими зачастую очень далёкие от гуманизма и образованности люди.

Ялтинские советы, в составе которых преобладали анархисты, стремились и успешно воплощали в жизнь незамысловатую цель: истреблять «буржуев» без суда и следствия и присваивать себе всё «награбленное» теми имущество. Члены царской семьи не стали исключением – их планировалось уничтожить только за принадлежность к высшему сословию старорежимного правящего класса.

Севастопольские же советы образовались как органы, представляющие интересы послереволюционного Петербурга, в замыслы которого не входило убийство царственных особ. Поэтому, когда в Крыму началась откровенная гражданская бойня, а на горизонте замаячила угроза вторжения кайзеровских войск, Севастополь озаботился защитой Романовых. 25 февраля 1918 года бывшему матросу Черноморского флота Филиппу Львовичу Задорожному было дано поручение – обеспечить безопасность родственников царя и сохранить их жизни от неминуемой расправы жаждущих крови радикалов.

Как эсер Филипп Задорожный принял участие в спасении царской семьи

Крымская усадьба Дюльбер./Фото: static.auction.ru

Крымская усадьба Дюльбер./Фото: static.auction.ru


Выполняя приказ, в конце февраля 1918 года Задорожный собрал представителей династии, сосланных Временным правительством в великокняжеские крымские имения в одном месте – замке Дюльбер. Бывшая резиденция великого князя Петра Николаевича, прозванная когда-то в шутку его друзьями замком «Синей бороды», имела высокие толстые стены в мавританском стиле и отлично подходила в качестве укрытия.

После дополнительного укрепления пулемётными гнёздами с прожекторами по периметру стены имение превратилось в настоящую неприступную крепость. Вооружённые группы анархистов Ялтинского совета неоднократно собирались у ворот Дюльбер, требуя выдачи Романовых, но на полноценный штурм и осаду не решались, опасаясь потерь от хорошо защищённого отряда Задорожного.

Замок «Синей Бороды» – пристанище или тюрьма для августейших персон?

Великий князь Пётр Николаевич, владелец усадьбы Дюльбер./Фото: cdn.turkaramamotoru.com

Великий князь Пётр Николаевич, владелец усадьбы Дюльбер./Фото: cdn.turkaramamotoru.com


Противник террора и бессмысленных убийств Филипп Задорожный обладал честным и без сомнения справедливым характером. Тем не менее, он был идейным и педантичным человеком, который без колебания расстрелял бы членов царской семьи, получив соответствующий приказ из «центра». Однако подобного распоряжения не поступало, как и требований превратить пребывание Романовых в замке в тюремное заточение. По этой причине их нахождение в Дюльбере ничем не ограничивалось – они свободно перемещались по территории своего убежища и беспрепятственно общались друг с другом.

Не исключено, что подобное отношение к ставшей изгоем семье Романовых вызывалось человеческим фактором: в своё время Филиппу Львовичу довелось проходить обучение в авиационной школе Севастополя, созданной в 1916 году великим князем Александром Михайловичем. Там он лично познакомился с «Милостивейшем Государем», пользующимся большим авторитетом в офицерской среде, и сохранил с той поры к князю личное уважение. Как бы там ни было, истинных чувств Задорожный не выдавал и, судя по исторической информации, общался с Романовыми при посторонних довольно жёстко.

Почему бывшие арестанты просили милости своим надзирателям

Великий князь Александр Михайлович Романов — российский государственный и военный деятель, четвёртый сын великого князя Михаила Николаевича и Ольги Фёдоровны, внук Николая I./Фото: yandex.fr

Великий князь Александр Михайлович Романов — российский государственный и военный деятель, четвёртый сын великого князя Михаила Николаевича и Ольги Фёдоровны, внук Николая I./Фото: yandex.fr


По воспоминаниям того же Александра Михайловича: «Великим благом было для нас очутиться под такой стражей». Не испытывая со стороны Задорожного притеснений и будучи непосредственными свидетелями действий его отряда по сохранению их жизней, Романовы ощущали признательность к «тюремщикам».
Приход германских войск означал освобождение царственных особ, однако немцы для них оставались врагами отечества – первая мировая война не закончилась, и Германия официально оставалась главным противником России. Поэтому, получив от кайзеровского генерала предложение об охране, великий князь Николай Николаевич ответил отказом, предпочтя оставаться под защитой пусть идейно и чуждых, но зато своих, русских. Этим он предотвратил арест и расстрел бывших надзирателей, которые превратились с той поры в охранников, оберегавших августейших персон до апреля 1919 года.

Спасительное изгнание членов царской семьи

Крейсер Мальборо. Открытка с автографами Романовых./Фото: ic.pics.livejournal.com

Крейсер Мальборо. Открытка с автографами Романовых./Фото: ic.pics.livejournal.com


Весной 1919 года членов царской фамилии ожидала бессрочная эмиграция: на английском крейсере «Мальборо» они отбывали в Константинополь, ещё не ведая, что многим из них больше никогда не суждено увидеть Россию. В число изгнанников, кроме вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны (матери Николая II), входили: великий князь Александр Михайлович с женой Ксенией Александровной – родной сестрой царя – и детьми, великие князья Пётр Николаевич и Николай Николаевич (младший) с супругами, а также родители князя Феликса Юсупова – граф Сумароков-Эльстон и Зинаида Николаевна Юсупова.

В следующий раз «замок Синей Бороды» «увидел» Романовых только в 2015 году. Тогда на ступени дворца ступила нога внука великого князя Петра Николаевича – князя Димитрия Романовича с супругой, княгиней Феодорой Алексеевной./Фото: chudesenko.ru

В следующий раз «замок Синей Бороды» «увидел» Романовых только в 2015 году. Тогда на ступени дворца ступила нога внука великого князя Петра Николаевича – князя Димитрия Романовича с супругой, княгиней Феодорой Алексеевной./Фото: chudesenko.ru


Прощание бывших пленников с людьми Задорожного отличалось трогательностью момента: самые молодые плакали, а некоторые из тех, кто постарше, просили прощения за грубость, проявленную при первоначальном знакомстве. Сам Филипп Львович, как вспоминал позже участник событий скульптор Дерюжинский, выглядел подавленным и проявлял сдержанность в словах.

В 2009 году в Ялте появился памятник: на его постаменте значилась дата 11 апреля 1919 год. Именно в этот день семья последнего российского императора навсегда покинула родину и распрощалась с людьми, с которыми судьба соединила их на два года, подарив тем самым жизнь.

Уже позже, расправившись с Романовыми, комиссары начали инспектировать мощи святых.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2258
5.10.2019 18:35
В закладки
Версия для печати




Смотрите также