История и археология   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 1
+1
-1 0
Разное    



«Война лобстеров» – так иронично прозвали международный конфликт между Бразилией и Францией. Спор длился с 1961-го по 1963-й, и на протяжении всего этого времени бразильцы пытались пресечь вылов ракообразных французскими рыболовными судами в 100 милях от собственного побережья. Причем, стороны конфликта никак не могли решить, ползают омары или плавают, что существенно влияло на вопрос. К началу 1963-го ситуация накалилась настолько, что чуть было не дошло до военного столкновения. Все решил, как это часто бывает, его величество случай.


Ходят или плавают?

Страны спорили, ходят лобстеры или плавают. /Фото: communityconservation.net

Страны спорили, ходят лобстеры или плавают. /Фото: communityconservation.net


Человечество употребляет ракообразных в пищу веками, причем, лобстеры пользуются у гурманов особой популярностью. Промысловые лангусты распространены в океанических тропиках – около северо-западных берегов Бразилии. Именно туда и устремились французские рыбаки, истощив все близлежащие запасы. Когда к бразильским угодьям приблизилось первое иностранное судно, дело обставили, как обследование шельфа. Но очень скоро вскрылись истинные намерения французов, вылавливающих лангустов в огромных объемах.

Улов изъяли, но сдаваться никто не собирался. Французские рыбаки решили попробовать охотиться на ракообразных на континентальном шлейфе за 12-мильной полосой под юрисдикцией Бразилии. Прошел год, и в самом начале 1962 года бразильская сторона снова арестовала несколько «вражеских» судов, ведущих свой промысел в десятках миль от берега. Грянул международный скандал. Бразильцы оправдывались тем, что омары относятся к естественным богатствам континентального шлейфа, что определяется Женевской конвенцией, как право на вылов только той страной, к которой шельф прилегает. В таком контексте, никто другой не может эксплуатировать природные ресурсы и животных ближе, чем за 180 км от побережья. Надо сказать, что конвенцией упоминались «сидячие» организмы: либо привязанные к морскому дну, либо передвигающиеся исключительно по нему. В своих рассуждениях Бразилия опиралась на утверждения о том, что лангусты в лучшем случае прыгают по дну. Франция же настаивала, что лобстеры не владеют полноценной ходьбой и расцениваются, как рыбы. А раз эти существа плавают, то спор нужно разрешать в рамках несколько иных соглашений о рыбном промысле в глубоководных районах. 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:Почему антисталинист де Голь посещал могилу опального «вождя народов», или Как Франция выходила из НАТО.

Военные корабли в битве лобстеров

Эсминцы в «лобстерной войне». /Фото: retromodels.ru

Эсминцы в «лобстерной войне». /Фото: retromodels.ru


Франция продолжала вылов лангустов, отбирая хлеб у бразильских моряков. Дело в том, что парижские флотилии оснащались куда лучше и задействовали огромные сети. В Бразилии такой способ рыбалки был под запретом. Бразильский ВМФ неустанно задерживал незваные корабли, конфискуя снасти с уловом и заставляя рыбаков давать письменные обязательства не появляться в бразильских водах. Но французы появлялись снова. В январе 1963-го при отказе французов отойти с места ловли, были арестованы три судна-лангустьера. После переговоров президент из Рио Жуан Гуларт сначала позволил официальный вылов нескольким французским судам, а затем резко отменил свое решение. Париж оскорбился, а Шарль де Голль бросил фразу: «Бразилия — несерьёзная страна». Французам отныне полностью запретили ловить лобстеров в прибрежной зоне, довольствуясь лишь глубоководьем. Они не согласились, запросив поддержку у правительства. Бразильцы, в свою очередь, стали наращивать боеготовность.

Президент Бразилии Гуларт. /Фото: avatars.dzeninfra.ru

Президент Бразилии Гуларт. /Фото: avatars.dzeninfra.ru


Вскоре в море вышли первые патрульные суда ВМС Бразилии, отгоняя чужаков и мешая вылову. Политики двух стран бросались друг в друга нотами, а зоологи продолжали спорить о принадлежности ракообразных по части их океанического обитания. В этом контексте бразильский адмирал Морейра даже заявил, что пора отнести кенгуру к птицам, если те прыгают. Первым накала не выдержал Париж. Президент Франции решил отправить в конфликтный регион эсминец Tartu. Присутствие у своих берегов военного корабля бразильцы не могли оставить без ответа, выведя в море едва ли не весь свой флот. Группировка была представлена одним авианосцем Minas Gerais, двумя лёгкими крейсерами Almirante Barroso и Tamandare, шестью эсминцами разных типов и даже подводной лодкой. Тогда усилились и французы, пополнив свои силы авианосцем Clemenceau, лёгким крейсером De Grasse и 7 эсминцами.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ:Лобстеры, хамон, лосось: чем кормили пассажиров на борту авиалайнеров 40-50 лет назад.

Роль госпереворота в Бразилии и мирный договор

Шарль де Голль не спешил развязывать такую глупую войну.

Шарль де Голль не спешил развязывать такую глупую войну.


Конечно, развязывать войну из-за ракообразных никому не хотелось, да и обе стороны знали о превосходящих французских силах. Они легко бы разгромили весь сконцентрированный у Ресифи флот. Шел март, и первую половину месяца бразильцы надеялись, что, не встретив сопротивления, противник снимется и уберется восвояси. Так и вышло. 10 марта в сторону Африки стали отходить французские корабли-лангустьеры. Но это решение, как выяснилось позже, вытекло из финансовых реалий, а не политических. Простой промысловых рыболовецких судов влетел судовладельцам в копеечку. Так что рыбаков отправили на те участки, где они могли беспрепятственно продолжить добычу лангустов.

До конца месяца бразильские патрули продолжили усиленно охранять воды на северо-востоке, но какой-либо активности от противоборствующей стороны замечено не было. Вопрос о вылове лангустов на бразильской территории исчерпался: начинать воевать по такому поводу французам не хотелось. Обе стороны остыли и четко увидели в этом безумие. Кроме того, накал страстей между странами контролировали Соединенные Штаты. Вассалу-Бразилии были в буквальном смысле запрещены вооруженные выпады в адрес Парижа, пребывавшего в союзниках американцев. Так и закончился, не начавшись, весьма странный вооруженный конфликт периода холодной войны. В 1964-м в Бразилии случился госпереворот, повлекший свержение действующего президента. Новые власти пошли на урегулирование спора, инициировав мирное соглашение и выделив французам отдельную зону рыбалки.

Подробнее о наследнике и единственном сыне Анны Ахматовой прочтите в другой нашей статье:трагическая судьба сына Анны Ахматовой: чего Лев Гумилёв не мог простить матери.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








2659
6.04.2023 19:35
В закладки
Версия для печати




Смотрите также