История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 1
+1
-1 0
Разное    



Витрина лавки Каландадзе в наши дни/Фото:openarium.ru

Витрина лавки Каландадзе в наши дни/Фото:openarium.ru


Для обычного прохожего начала XX века эта витрина с яблоками и лимонами на Лесной улице была просто одной из многочисленных московских торговых точек. И кто бы мог подумать, что на самом деле за стенами здания с вывеской «Оптовая торговля кавказскими фруктами Каландадзе» скрывается конспиративная квартира, а в подвале – вершатся события, которые в дальнейшем изменят весь ход истории нашего государства? Ведь здесь работала подпольная типография, которую так и не обнаружила полиция.


Удачное расположение



Типография организовали в 1905 году члены РСДРП для нелегального издания социал-демократических газет и листовок. Получив задание от одного из лидеров революционного движения Льва Красина, опытный в организации подобных конспиративных типографий Трифон Енукидзе очень удачно выбрал место ее расположения. Если сейчас Лесная улица – практически центр Москвы, то в те времена это была окраина города. Рядом – Грузинская слобода. Само здание – неприметный доходный дом купца Колупаева.

Так выглядела лавка внутри/Фото: museum.ru

Так выглядела лавка внутри/Фото: museum.ru


Для конспирации в помещении решили открыть магазин кавказских фруктов. Официальным владельцем лавки оформили Мириана Каландадзе — обычного портового грузчика и торговца из Батуми. Он не был замешан в подпольной деятельности и полицию заинтересовать не мог. Сам Каландадзе, конечно же, в лавке не появлялся, а жили в ней и выдавали себя за продавцов Силован Кобидзе, представлявшийся покупателям официальным управляющим магазина, и его жена. У пары была маленькая дочь, что тоже придавало лавке и ее работникам вполне "законопослушный" вид.

На самом же деле Кобидзе был революционером и активным участником забастовок. Роль помощника управляющего в магазине также играл революционер, бакинец Георгий Стуруа (впоследствии — крупный общественный и государственный деятель), а домашней прислуги – Мария Икрянистова — опытная марксистка-подпольщица, член Ивано-вознесенского совета рабочих депутатов.

Одно из изданий типографии – социал-демократическая газета «Рабочий»/Фото:museum.ru

Одно из изданий типографии – социал-демократическая газета «Рабочий»/Фото:museum.ru


Кстати, группа РСДРП Ивано-Вознесенска по просьбе московского бюро ЦК специально направила Наговицыну в Москву работать в этой типографии. Год спустя, вернувшись в родной город, молодая женщина занималась обеспечением местных нелегальных типографий бумагой.

Убыточный магазин и успешная типография



Все работники магазина продавали фрукты только для вида и лишь время от времени пополняли запасы своей лавки, покупая товар на Тишинском рынке. Их мелкооптовая торговля шла слабо и приносила одни убытки. И это немудрено, ведь доходы лавки революционеров не интересовали! Настоящая их работа шла на полную катушку – в подвале! Под помещением магазина подпольщики вырыли что-то наподобие маленькой комнаты-пещеры, в которой установили печатный станок типа «американка». Машина бесперебойно штамповала революционные листовки и газеты. Попасть в подземное помещение можно было только через замаскированный сточный колодец.

Тот самый станок/Фото:museum.ru

Тот самый станок/Фото:museum.ru


Несмотря на то, что работа шла под самым носом у полиции (рядом располагались и околоток, и два полицейских участка, и пост городового), типография на Лесной – практически единственная из всех подпольных типографий того времени, которая так и не была обнаружена. И это при том, что отчаянные подпольщики, помимо печатания листовок, активно участвовали в баррикадных боях Декабрьского вооруженного восстания!

В 1906 году, по решению ЦК РСДРП, типографию в торговой лавке Каландадзе закрыли и станок перевезли в другое место.

Музей конспираторов



В 20-х годах маленькое помещение, где располагалась уникальная типография, решили превратить в музей, который фактически стал одним из первых музеев, посвящённых политической истории России периода Первой русской революции. Организаторами его выступили те самые подпольщики, которые когда-то здесь работали. Сам многоэтажный дом долгое время оставался жилым, но в середине 1950-х годов комнаты и кухня Силована Кобидзе были переданы музею, и сотрудники вернули им первозданный вид. Воссоздать старинный внутренний интерьер помогла единственная на тот момент оставшаяся в живых участница тех исторических событий – Мария Фёдоровна Наговицына-Икрянистова.

В музее сохранилось фото подпольщицы/Фото:moskva.kotoroy.net

В музее сохранилось фото подпольщицы/Фото:moskva.kotoroy.net


Сейчас музей «Подпольная типография 1905-1906 гг.» – один из официальных филиалов Государственного музея современной истории России. Обстановка в комнатах полностью отображает быт московских горожан того времени. Здесь есть и русская печь, и старинная швейная машинка, и дореволюционная кухонная утварь, и даже элементы грузинского интерьера. В самом подвале стоят ящики и бочки с сыром и фруктами, под которыми лежат революционные газеты. Именно так выглядело помещение типографии в 1905-1906 годах.

Фото:moskva.kotoroy.net

Фото:moskva.kotoroy.net


Все, кто побывал в этом музее, замечают, что экспозиция выглядит таинственно и романтично. А вся обстановка помещений настолько реалистична, что ты невольно сам чувствуешь себя революционером-подпольщиком, которого вот-вот может застигнуть полиция за нелегальным печатанием листовок.

Кстати, любителям романтики социализма наверняка будет интересно узнать, чем гордились советские люди и о чем им не рассказывали.

Текст - Анна БЕЛОВА

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2653
6.06.2018 20:45
В закладки
Версия для печати




Смотрите также