История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 2
+2
-1 0
Разное    



Сердечко в коробочке, красавица в меду: Странные отношения коронованных особ с мёртвыми любимыми супругами. Картина Анна-Луи Жироде-Триозона.

Сердечко в коробочке, красавица в меду: Странные отношения коронованных особ с мёртвыми любимыми супругами. Картина Анна-Луи Жироде-Триозона.

Любовь до смерти кажется романтичной, а вот после… Смотря как будет проявляться. У иных коронованных особ прошлого любовь к покойным супругам принимала формы, которые иначе как безумными или болезненными не назовёшь. Простого смертного за такую любовь судили бы как за надругательство над останками.


Король изволит спать


Королевой Кастилии, согласно завещанию королевы Изабеллы, должна была стать её дочь Хуана. Но на деле Хуана едва интересовалась политикой и смотрела в рот своему обожаемому мужу Филиппу из рода Габсбургов, так что он без проблем завладел престолом — сам назначив себя регентом при жене.

Хуана Безумная в молодости ещё не считалась безумной.

Хуана Безумная в молодости ещё не считалась безумной.


Тесть Филиппа, король Арагонский Фердинанд, пытался бороться с зятем. Он был уверен, что дочь фактически держат в заточении, и она не не хочет, а не может поднять голос против мужа-тирана. Говорят, что именно Фердинанд отравил Филиппа всего через год после того, как Габсбург захватил власть в Кастилии. Впрочем, перед смертью Филипп демонстрировал все признаки заболевания оспой — вряд ли их можно вызвать ядом.

После смерти мужа Хуана обезумела. Она пыталась спать с трупом в одной постели, словно ничего не произошло: король просто спал, по её утверждению. Когда Хуану буквально вынудили переложить забальзамированное тело Филиппа в гроб, она не давала его хоронить. Ездила с ним по всей Кастилии и каждый вечер открывала крышку гроба, чтобы поглядеть на мужа. Притом она безумно ревновала покойного и не подпускала к гробу женщин. Впрочем, говорят, что отчасти это легенда: про женщин — правда, а открывала она гроб только три раза.

Хуана Безумна возле мёртвого Филиппа, картина Луи Галлэ.

Хуана Безумна возле мёртвого Филиппа, картина Луи Галлэ.


В стране быстро воцарилась анархия, и Фердинанду пришлось приехать из Арагона, чтобы навести порядок. Филиппа похоронили, Хуану заточили в замок, обспечив ей должный уход, но о её низложении как королевы отец не спешил объявлять. Он правил от имени Хуаны вплоть до своей смерти, после чего, также от имени матери, стал править сын Хуаны Карлос. Хуана считалась королевой Кастилии до самой своей смерти.

В заключении с королевой находилась и её маленькая дочь Каталина. Королева пыталась расшифровывать её младенческий лепет, уверенная, что через дочь с ней разговаривает покойный муж. Хуана всё время боялась, что девочку украдут, и принимала меры против похищения, зато совсем не думала о её воспитании и о том, что ребёнку надо играть. В результате девочка могла развлекаться только тем, что глядела в окно. Кроме того, Хуана не мылась сама и не мыла дочь. Каталину с трудом удалось отнять у матери, когда девушка уже явно стала взрослеть.

Хуану Безумная в представлении художника Карла Штейбена.

Хуану Безумная в представлении художника Карла Штейбена.


Любители свиданий в склепе


Дальний потомок Хуаны Безумной, последний король Испании из рода Габсбургов, Карл II воспитывался очень специфически — его развитием опасались заниматься из-за его слабого здоровья. При том что он с малых лет страдал некоторыми проблемами развития, требовавшими упорных занятий по компенсации, в результате вырос юноша не вполне адекватным.

В восемнадцать лет он женился на привезённой из Франции невесте Марии-Луизе, которая доводилась ему двоюродной племянницей. В молодую жену он влюбился без памяти, буквально изводил её ночами — чтобы Мария-Луиза могла их выдержать, её фрейлина, по слухам, давала ей на ночь чашку шоколада со снотворным.

На этом портрете Карла II художник приукрашал как мог.

На этом портрете Карла II художник приукрашал как мог.


После смерти жены в родах Карл обезумел совершенно. У него выпала половина волос, он объедался до рвоты, а от слёз лицо его сильно отекло и стало бледным. Через год его женили снова, поскольку стране требовался наследник, но Карл не мог забыть первую жену. Время от времени он посещал гробницу, приказывал открыть гроб и целовал останки, рыдая и бормоча: «Моя королева… Моя королева…»

Любила посетить склеп с гробом мужа и другая представительница рода Габсбургов - Мария Терезия Австрийская. Заодно она молилась и возле других родственников, включая своих детей. Сыновей и дочерей Мария Терезия тоже заставляла посещать склеп; ходили слухи, что некоторые из них потому и умерли, пополнив своими могилами общие ряды Габсбургов в усыпальнице.

"После

"После


При жизни, надо сказать, Мария Терезия требовала, чтобы муж с ней ночевал, а он предпочитал улизнуть к какой-нибудь другой женщине. Может быть, поэтому на надгробии они уставились друг на друга, и Мария Терезия тянется рукой к мечу.

Со временем Мария Терезия стала так грузна, что не могла сама пройти по лестнице в склеп. Но она не сочла это знаком, что пора перестать проводить столько времени в окружении гробов, а просто приказала сделать для неё специальный подъёмник. По счастью, в самом склепе она ничьи останки не целовала — её странности настолько далеко не заходили. Но многие утверждали, что Мария Терезия распространяла вокруг себя трупный запах.

Сердечко на память


Королева Швеции Мария Элеонора Бранденбургская своего мужа Густава Адольфа любила тоже очень сильно. Но всё же, по счастью, не так сильно, как Мария Терезия Австрийская или Хуана Безумная. После смерти Густава Адольфа по стране поползли слухи, что королева кладёт с собой в постель коробочку с его забальзамированным сердцем и, чтобы вся семья была в сборе, по другую сторону коробочки ещё и дочку, принцессу Кристину, укладывает.

Мария Элеонору пытались представить новой Хуаной Безумной.

Мария Элеонору пытались представить новой Хуаной Безумной.


Более того, со временем коробка с сердцем в народной молве превратилась в полноценный труп в гробу, который королева якобы возит за собой везде и не даёт захоронить. Но если про коробочку ещё можно сомневаться, то насчёт гроба с останками историки категоричны: никогда Мария Элеонора ничего такого не вытворяла. Возможно, сами слухи пытались распустить её политические противники, чтобы не допустить правления чужеземки как регента при принцессе.

Дела очень давние


Пристрастие отдельных венценосных особ к мёртвым телам жён или мужей появилось далеко не при христианстве. Известно, что отличались любовью после смерти античный тиран Периандр и иудейский царь Ирод Великий.

Жену Мелиссу, дочь тирана Прокла из Эпидавра, при этом Периандр убил лично, избив беременной, после чего с ним, что неудивительно, перестали общаться сын Ликофрон и бывший теперь уже тесть. После смерти Мелисса постоянно являлась своему убийце во сне, и Периандр отправился к пифии, чтобы узнать, чего она хочет. Ответ поразил и устыдил Периандра: пифия сообщила, что он надругался над трупом, «сажая хлеба в холодную печь», как обозначали в то время акт некрофилии. Позже говорили, что до похорон он продолжал с ней супружескую жизнь не меньше года. Но это было не единственной претензией жены. Периандр сжёг её обнажённой, и ей теперь было холодно в царстве Аида.

Скульптурный портрет Периандра с Коринфа.

Скульптурный портрет Периандра с Коринфа.


Чтобы одеть жену, Периандр велел собраться всем знатным жёнам города в храме Геры, а потом приказал страже сорвать с женщин их дорогую одежду — чтобы она стала погребальной для его давно сожжённой покойницы. В общем, чудил он пострашнее Хуаны, но при этом от правления его никто и не думал отстранять. Греков всё устраивало. Кстати, за убийство жены Периандр на всякий случай убил наложниц: мол, довели.

Ирод Великий был безумно влюблён в молодую жену по имени Мариамна — в талмудической традиции она считалась последней из уничтоженного им рода Хасмонеев, предыдущей династии. Вспыльчивый и жестокий, возле Мариамны он становился кротким, терпел её упрёки и капризы (а после убийства всех её родственников у молодой жены их, наверное, было немало), но стоило ему охладеть к ней… И он дал ход обвинению своей матери — Мариамну судили за попытку отравить царя из мести.

Осуждённая Марианма глазами Джона Уильяма Уотерхауса.

Осуждённая Марианма глазами Джона Уильяма Уотерхауса.


Мариамну сначала приговорили к смертной казни, но царь не хотел её смерти. Он приказал её заточить и только под угрозой беспорядков, которые вернули бы престол последней представительницы старой династии казнил опальную жену, после чего, как сообщается, «любовь царя к ней возросла ещё более, чем то было когда-либо раньше». Выразилось по легендам это в том, что последующие семь лет Ирод совокуплялся с её останками — это помимо исполнения супружеских обязанностей с другими жёнами. Чтобы останки не расползались, царь будто бы приказал залить их мёдом.

Ужасную смерть Ирода, при которой у него начали гнить заживо половые органы и в них завелись черви, связывали именно с тем, что он сожительствовал с трупом, но современные врачи утверждают, что Ирод мучился от редкого, но всё же случающегося иногда осложнения в виде гангрены, которое сопровождало его болезнь почек.

По счастью, португальская легенда о любви, победившей смерть, не имеет никакого отношения к некрофилии и скорее печальна, чем ужасна — хотя и в ней фигурирует откопанный труп женщины.

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







19597
6.08.2018 12:10
В закладки
Версия для печати




Смотрите также