История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 1
+1
-1 0
Разное    



Пять ужинов за вечер и борьба за своё достоинство: Жизнь  хористок до революции.

Пять ужинов за вечер и борьба за своё достоинство: Жизнь хористок до революции.

В наше время слушать хор — занятие, скорее, для меломанов и любителей академической или народной музыки. Но в XIX веке хоры не столько слушали, сколько с хорами гуляли. Цыганские, венгерские, грузинские, русские — всё это в отношении хора говорит не о национальности, а об амплуа.


Что означали названия хоров в дореволюционной России


Первое, конечно, что скрывалось за названием: состав хора и выбор его песен из фольклора или эстрадного искусства того или иного народа. Так, большая часть певцов и певиц цыганского хора действительно были цыганами и цыганками, но иногда за голос, за хорошее умение подладиться под манеру пения, за талант брали в свою среду и русских девиц. В грузинском хоре пели грузины. В русском хоре можно было обнаружить представителей любого российского народа европейской внешности.

Грузинские хоры всегда были мужскими.

Грузинские хоры всегда были мужскими.

А вот в венгерских хорах трудно было найти венгров и венгерок, скорее, это были хоры, воплощающие представления о гулянках венгерских магнатов: разбитные, преимущественно с кафешантанным репертуаром, яркими восточно-европейскими костюмами, включающими частенько эпатажные для русских венгерские народные юбки по колено. Другие хоры тоже могли быть «фальшивыми » — невзыскательная часть публики и тогда, и сейчас плохо понимала разницу между настоящими цыганскими и грузинскими певцами и теми, кто их только изображает.

С русскими хорами в начале двадцатого века могла быть также путаница. Из-за моды на всё русское, народное, идущее корнями вглубь появились не только царские маскарады в «русских» костюмах, но и хоры, исполняющие в сарафанчиках (гораздо красивее настоящих) деревенские песни и авторские им подражания. Обычный русский хор специализировался, скорее, на романсе. Романс входил также в репертуар цыганских хоров.

При Николае II вспыхнула мода на русские историю и народную культуру.

При Николае II вспыхнула мода на русские историю и народную культуру.

Хористки и мораль


Благодаря тому, что в классической литературе упоминания отдельно хористов обычно встречаются в контексте вполне определённого рода утех, в сознании более поздних, не заставших хоровую культуру поколений россиян хористки ассоциируются с проституцией. На самом деле, такое представление и верно, и неверно.

Очень часто нечистые на руку хореводы собирали певичек с весьма посредственными вокальными данными для гастрольного чёса по провинции, и ансамбли такого пошиба дразнили борделями на выезде: для провинциальных купчиков закрутить с заезжей певичкой значило в некотором роде сравняться с содержащим любовницу-балерину князем, и они охотно покупали себе вечера в компании хористок. Однако даже у разбитых венгерских хоров порой действовало правило — под юбку смотри, можешь даже потрогать, но никаких прогулок до кабинетов или нумеров. Это не делало хористок более уважаемыми в глазах общества, но всё же позволяло сохранять остатки достоинства в собственных глазах.

Венгерские костюмы давали хористкам возможность показать ножки. Картина Шандора Хеллера.

Венгерские костюмы давали хористкам возможность показать ножки. Картина Шандора Хеллера.

Однако, по свидетельству Амфитеатрова, автора физиологических очерках о нравах московских хористок, во многих хорах царили довольно строгие нравы, и певица, решившаяся не то, чтобы продаваться, а завести себе постоянного покровителя, могла сурово обсуждаться подругами. По свидетельству и Амфитеатрова, и Теофиля Готье, такая же строгость — при внешней вольнице, когда девушка могла позволить себе усесться на колени гостя, пить из его бокала — царила и в цыганских хорах. Гости обычно уважали строгость цыганских певиц, хотя звать их могли не только на городские праздники, но и на самые разнузданные пьянки, куда обычная московская русская хористка ни за что не пойдёт.

Особая культура


Из-за особого расписания работы и некоторых предрассудков хористки были относительно изолированы от общественной жизни. В результате у них образовывались свои внутренние правила жизни, которые для других бы девушек показались странными.

Например, делом чести для хористкам даже ценой отказа от завтраков и обедов было носить каждый день шёлковые платья. В большой моде были демонстративные, но не очень опасные суициды, когда певица травилась чем-нибудь — и обязательно об этом потом рассказывали в кругу подруг. Притом всего, что на самом деле имело отношения к смерти — вида кладбища, встреченного монаха и так далее — суеверно боялись.

Хористкам очень боялись встретить монаха: к ранней смерти.

Хористкам очень боялись встретить монаха: к ранней смерти.

Хотя иметь покровителя для многих было зазорно, завести любовника, которого осыпала бы подарками, и страдать от его красоты, равнодушия и корыстолюбия для хористки было делом почти обязательным. Так непристойные внебрачные отношения приобретали оттенок благородной драмы. В поисках душевного же тепла хористки составляли пары лучших подруг. Дружба притом была суровой, обмен подарками с другими подругами карался презрением. За это певичек часто подозревали в лесбийской любви, но Амфитеатров свидетельствует, что она всё же была среди хористок редкостью.

Тот же Амфитеатров утверждает, что, зная, насколько пала в чужих глазах своей работой в ресторанах, хористка всё же редко переступал черту проституции, а работу воспринимала как временный грязный труд, который позволяет перебиться в ожидании замужества или накопить денег. Деньги обычно шли на покупку маленького домика, комнаты в котором затем сдавались курсисткам или швеям — то есть, многие хористки были будущими рантье, хотя и самого невзыскательного уровня.

Хористки мечтали о своём маленьком домике.

Хористки мечтали о своём маленьком домике.

Покидали хоры и другим способом. Как пишет Амфитеатров: «Красавиц в русских хорах мало, хотя дурнушку с лицом, наводящим на публику уныние, редко примут в хор даже за хороший голос: разве уж талант необыкновенный. Но талант недолго засиживается в хоре: либо переманят цыгане, либо найдется эксплуататор из проезжих провинциальных антрепренеров или мелких актериков и уведет за собою женщину с голосом и «искрою Божьею » как бы ни была она некрасива, на опереточные или водевильные подмостки. Можно назвать целый ряд актериков, которые, — сами по себе закулисная тля, — вышли в люди, держась за шлейф своих талантливых жен, бывших хористок.»

Цыганские хоры сманивали певиц. Надо сказать, что в жёны русские поклонники охотнее брали именно цыганских хористок, так что для всякой певицы из низов это был отличный шанс.

Цыганские хоры сманивали певиц. Надо сказать, что в жёны русские поклонники охотнее брали именно цыганских хористок, так что для всякой певицы из низов это был отличный шанс.

Сами хористки снимали комнатушки, самые маленькие и дешёвые, в которые обычно хозяева разрешали приводить любых гостей — но именно хористки гостей старались не приглашать, чтобы не «замазаться», не поставить пятна на хоть плохонькую, хоть жалкую, но репутацию. И это при том, что в ресторанах хористки с гостями были всегда на «ты» и вместе за ужином пили.

Побуждать как можно больше гостей кормить ужином, кстати, входило в обязанности хористок. За вечер ей заказывали не одну бутыль шампанского и не одного цыплёнка. Естественно, ела хористка за вечер на самом деле только раз. Остальное носили за разом раз, убирая потом обратно на кухню.

Хористки упрашивали гостей купить им ужин.

Хористки упрашивали гостей купить им ужин.

В заключение можно отметить особую гордость хоровых певичек. «Чувствуя себя поставленной вне общества, певица высоко ценит тех, кто обращается с нею как с порядочною женщиною. Ни одна из них не обидится, если частый гость, встретив певицу на улице, не поклонится ей, особенно, если он не один, а с дамою. Но раскланяться с певицею при таких обстоятельствах, значит — приобрести друга», отмечал также Амфитеатров.

Больше об истории ресторанных хоров: Легендарный ресторан «Яръ»: За что его любили Шаляпин и Глинка, и как в нем оказались Бельмондо и Ганди.

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







7920
7.09.2018 16:24
В закладки
Версия для печати