История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    





Сегодня во многих больших городах мира есть районы, выделенные для иностранцев – разнообразные «китайские» или «мексиканские» кварталы, где селятся преимущественно представители одной нации и создается их «маленькая родина». В старину подобный квартал был и в Москве, только жили там не выходцы из Азии, а деловые и практичные европейцы, которых наш народ, по традиции, за неумение говорить на русском языке, всегда называл «немыми» - то есть «немцами».


История Немецкой слободы начинается еще от Василия III. В XVI веке наемные иноземцы, из которых царь создал себе стражу, заселили слободу Наливки в Замоскворечье, однако во второй половине века этот поселок был сожжен. При Иване IV в Москву попали множество пленных иностранцев. Для постройки домов им отвели новое место, близ устья Яузы, на ее правом берегу. Рядом протекал ручей Кукуй – приток реки Чечёры, - по нему новую слободу и назвали Кукуем. Правда, сначала жителям не везло. Немецкую слободу громил и сам Иван IV, когда немцы были «зимой изгнаны нагими, в чем мать родила», а во время Смуты ее вообще сожгли дотла, и жители разбежались по другим городам.

Однако постепенно количество иностранцев в Москве опять выросло, и их присутствие начало раздражать коренных жителей: иноверцы-де соблазняли молодежь своими порядками и модой, повышали цену на землю, и, самое главное, согласно особому разрешению они не платили торговых пошлин, но могли «курить вина» и варить пиво. Подобные «льготы» они получили еще при Иване Грозном (это давало пленным ливонцам возможность не умереть с голоду). Конечно, москвичи были не в восторге от таких соседей. Новая Немецкая слобода была организована насильно: согласно царскому указу от 1652 года, иностранцы, не принявшие православия, должны были разобрать и перенести свои дома на новое место и образовать иноверческое поселение за пределами города.

Немецкая слобода в конце XVII века. Гравюра А. Шхонебека и его учеников, 1705 г.

Немецкая слобода в конце XVII века. Гравюра А. Шхонебека и его учеников, 1705 г.


В результате у границ Москвы появился городок, который стал настоящей «маленькой Европой». Чешский путешественник Бернгард Леопольд Таннер писал о московских «немцах», что «они сохранили… порядок на образец германских городов при сооружении и умножении домов, которые строили красиво и расчетливо». Жители Немецкой слободы, хоть и были выходцами из разных стран, сумели ужиться вместе и создали здесь порядок и чистоту, а москвичи, по старой памяти, ходили на Кукуй в поисках спиртного, которое здесь можно было купить. В 1701 году в Немецкой слободе открылась первая аптека (тот переулок до сих пор носит название Аптекарского), а позднее и первые фабрики – шелковая и ленточная.

Считается, что именно Кукуй мы должны благодарить за реформы, проведенные Петром I. Юный царь в поисках развлечений зачастил в Немецкую слободу. Поселение очаровало его с первого взгляда: чистые прямые улицы, набережная и аллеи, садики у домов – все это очень отличалось от того, что он видел до сих пор. Здесь он нашел друзей, которые оказали огромное влияние на мировоззрение молодого правителя. Швейцарец Франц Лефорт и шотландец Патрик Гордон стали со временем его соратниками в проведении многочисленных реформ. А первая настоящая любовь - Анна Монс - была для Петра гораздо привлекательнее его молодой жены Евдокии.

Анна Монс. Кадр из фильма «Юность Петра»

Анна Монс. Кадр из фильма «Юность Петра»


В Кукуе царь имел возможность забыть об условностях. Он одевался в иноземное платье, танцевал с дамами и устраивал шумные пирушки по своему вкусу. Петр так часто наведывался сюда, что даже проложил от Кремля до Немецкой слободы специальную дорогу. Анну Монс скоро стали в народе прозывать «Кукуйской царицей». Петр очень много делал для нее и ее семьи: постоянные щедрые подарки, ежегодный пансион и Дудинскую волость в качестве вотчины для матери своей фаворитки. Историки не исключают возможность того, что, если бы не глупый роман на стороне, первая настоящая любовь Петра со временем могла бы взойти на русский престол. Однако она, скорее всего, испытывала к своему венценосному любовнику отвращение и просто использовала его для собственной выгоды. Когда в вещах случайно утонувшего саксонского посланника нашли любовные письма Анны, Петр впал в ярость и посадил неверную под домашний арест. Впрочем, затем царь смягчился и позволил своей несчастной бывшей любви выйти замуж. А вот друзья с Немецкой слободы царя не предавали и стали его главными помощниками при проведении реформ.

Однако сам Кукуй еще при Петре потерял автономию и стали подчиняться Бурмистерской палате. Постепенно иностранцы, получившие возможность, стали селиться по всей Москве, для них с правлением царя-реформатора начинались хорошие времена. Слобода все больше застраивалась дворцами аристократии и теряла свой уклад. После пожара в сентябре 1812 года, когда практически весь район выгорел, бывшая Немецкая слобода стала заселяться в основном купцами и мещанами. С XIX века и сами названия – Кукуй и Немецкая слобода исчезают из речи. Дальше Москвичи стали называть этот район Лефортово.

Торговля спиртными напитками, которая помогла выжить «немцам» при Иване Грозном, всегда была для нашей страны вопросом не просто важным, но порой и больным: История пьянства на Руси: от «Царёва кабака» Ивана Грозного до «сухого» закона Николая II

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2417
10.03.2020 11:47
В закладки
Версия для печати




Смотрите также