Блог проекта Культурология.Ру   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 1
+1
-1 0
Разное    



Отношение к самым неоднозначным историческим событиям в СССР менялось как маятник. Тема штрафных батальонов изначально была табуирована, получить точную информацию о количестве солдат в штрафбатах, было практически невозможно. Зато после 80-х, когда мaятник принял обратное положение, стали появляться множество материалов, статей и документальных фильмов на эту тему, которые также были далеки от правды. Справедливо полагая, что истина где-то посередине, стоит отделить зерна от плевел и понять, что правда в этой истории, а что вымысел.


Правда о штрафных батальонах очевидна на самом деле жестокая и тяжелая, однако и быть не может по-другому, раз речь идет о военном времени. Но нет в штрафбатах и той безысходности, с которой изображают ее противники коммунистического режима и просто некоторые современники.

Если где-то и должны были появиться штрафные батальоны, то однозначно это должен был быть СССР. Жесткая система, порой бесчеловечная, она, тем не менее, не вызывала вопросов относительно необходимости кровью смывать свою вину. Миллионы ни в чем не повинных людей не имели такой возможности, проводя жизнь в застенках ГУЛАГа. Современные историки сходятся во мнении о том, что советский штрафбат был куда гуманнее немецкого. В последнем выжить практически не было шансов. И да, в этой войне штрафбат первыми ввели фашисты, но только не как место для перевоспитания, а как последнее место изгнания. Выйти из немецкого штрафбата было невозможно, а вот из советского – вполне. И в этом их главное отличие.

Из немецкого плена прямиком в штрафбат



Штрафники - на передовой.

Штрафники - на передовой.


Часто озвучивается мнение, дескать, в стране Советов, где к человеку, освободившемуся от плена, было множество неудобных вопросов, солдат после плена ждал штрафбат. Однако примерное распределение после освобождения в 1946 году советских пленных солдат показывает, что их вовсе не гнали в штрафные батальоны. 18% были сразу отправлены домой, более 40 % вошли в состав воинских частей, еще 20% - рабочих батальонов, 2% остались в лагерях-фильтрах, а 15% переданы сотрудникам НКВД для разбирательств.

Те, кто был отправлен по своим военным частям, затем ехали домой, получив демобилизацию. Те, кто отправился в НКВД, подлежали более детальному разбирательству из-за подозрений в связях с немецкой стороной. Вовсе не все, попавшие в руки чекистов, затем отправлялись в лагеря, достаточно и тех, кто попал в лагерь и на самом деле заслужил такой участи. Хотя это не отрицает и того факта, что многие попадали в лагерные застенки совершенно незаслуженно. Но речь идет об исключительных случаях, а не о массовых репрессиях со стороны НКВД по отношению ко вчерашним пленникам.

Подобные рассуждения приводят к одному – неоднозначному восприятию штарфбатовцев и тех, кто отдал жизни за Победу, воюя на передовых. 34,5 млн солдат красноармейцев участвовало в боях за все годы войны. В числе проштрафившихся бойцов было чуть больше 400 тысяч, то есть это меньше полутора процентов от всей суммы бойцов.

Попасть в штрафбат мог любой.

Попасть в штрафбат мог любой.


Весна и лето 1942 года были крайне тяжелыми для Красной армии. В борьбе за Харьков было потеряно около 500 тысяч человек, фашисты взяли Крым, Севастополь, прорывались к Волге, все увеличивая захваченные территории. Воронеж, Ростов-на-Дону уже пали под натиском… Казалось, что отступление Красной армии уже ничего не сможет исправить. При этом, каждая потерянная территория означала потерю ресурсов – Союз уже лишился связи, опасения вызывал Кавказ, прорвавшись на который фашист мог лишить армию топлива. Этого нельзя было допустить.

Это стало благодатной почвой и вполне достаточным поводом для создания приказа, который вошел в историю под кодовым: «Ни шагу назад!» В документе говорится о потерях Союза в войне, призыв понять, что каждый километр Родины – это люди, это хлеб, это заводы и фабрики, дороги, в том числе и снабжающие армию всем необходимым для победы – красной нитью проходит через весь текст. Открыто говорится о том, что потери в ресурсах привели к тому, что нет преимущества перед немцами ни в людских ресурсах, ни в продовольственных или промышленных запасах. Отступать – значит потерять Родину.

Ни формы, ни званий.

Ни формы, ни званий.


В документе осуждается действие некоторых войск, которые сдали свои позиции практически без боя. Собственно эта задача являлась главной, из тех, которые ставились этим документом – встряхнуть армию, привести ее в полноценную боевую готовность, поднять патриотический настрой и улучшить дисциплинарные показатели в частях. Иронично, но для этого было решено прибегнуть к практике, которую применяли враги-фашисты. Именно ими был придуман способ усиления боевой напористости в рядах. Жестокие меры привели к заметным результатам.

Немецкий принцип заключался в создании спецрот, в которые собирались бойцы, ранее демонстрировавшие трусость, дезертиры. Их посылали на самые опасные участки первыми, именно для искупления вины ценой собственной жизни. Командовали ими такие же штрафные командиры. Эти меры привели к тому, что немецкая армия стала увереннее идти в наступление. Ведь впереди шли те, кому отступать уже было некуда.

Формы штрафных войск



Штрафники вовсе не были пушечным мясом.

Штрафники вовсе не были пушечным мясом.


«Штрафбат» - закрепилось как основное название для всех штрафников, тогда как их формировали согласно званию. К примеру, для рядовых и сержантов были штрафные роты, для комсостава – штрафные батальоны. Это делалось для того чтобы сохранить субординацию между бойцами и из-за разного уровня их подготовки. Штрафной батальон, где были в основном выпускники военных учебных заведений, мог посылаться на более сложные задачи. Тогда как роте штрафников такое не доверялось. В одной армии могло быть до трех батальонов штрафников, в которых было до 800 человек и до десятка рот, численностью до 200 солдат.

С легкой руки фильма «Место встречи изменить нельзя» стало считаться, дескать, уголовники, пусть и осужденные за мелкие правонарушения, направлялись в штрафбаты. Причем массово. Однако никто специально такую практику не организовывал. Да, такая возможность преступникам (не всем) предоставлялась. Он мог вместо тюрьмы отправиться на передовую линию фронта и кровью смыть с себя позор преступления. Но прежде чем направлять бывшего арестанта на войну, его проверяла специальная комиссия (и то, после его соответствующего заявления) и только потом могли одобрить такое стремление или наложить запрет. Дезертиры и подрыватели морали на фронте были не нужны.

Смертность среди штрафников, на самом деле, была высокой.

Смертность среди штрафников, на самом деле, была высокой.


Однако если у немцев штрафбат был навсегда, то есть фактически он не подразумевал искупления кровью, а был банальным направлением на верную смерть, то у красноармейцев все было иначе. После трех месяцев службы в штрафниках наказание считалось закрытым, а долг искупленным. Если говорить о заключенных, то три месяца в штрафбате равнялось десятилетию заключения, если срок осуждения был короче, то и время в штрафбате меньше. Стоит ли говорить, что для заключенных это было не просто реальным шансом выйти на свободу, но и вернуться к нормальной жизни.

Для обычных солдат, которые попали на огневую линию за нарушение дисциплины, ранение, которое требовало госпитализации – уже было достаточным для того чтобы после лечения перевести его в свои войска. Считалось, что боевое ранение – это и есть то самое искупление кровью. Звания для военнослужащих возвращались обратно. То есть даже попадание в штрафбат не означало для советских солдат конец военной карьеры и жизни. Продолжая проявлять доблесть в бою, он мог вернуть к себе расположение руководства и уважение однополчан. Иногда штрафники представлялись к наградам за особо выдающиеся подвиги.

Командование и дисциплина у штрафников



Три месяца - максимальный срок в штрафбате.

Три месяца - максимальный срок в штрафбате.


Если у немцев к командованию штрафниками допускались такие же проштрафившиеся командиры, то в советской армии такого не было. Более того, у штрафников не было званий, кроме разделения на батальон и роту. А ни один советский командир-штрафник не допускался к командованию. И, вероятно, это было более разумное решение. Ведь советские войска как никто другой следили за чистотой помыслов своих бойцов.

Поэтому у штрафников был постоянный состав руководства, медицинского персонала и штабных работников, в отличие от солдат они не менялись и работали на постоянной основе.

Угодить в штрафные войска можно было нарушив военную дисциплину и проявив трусость. Речь, в первую очередь, идет о попытках отступления, проявления трусости и невыполнении приказа. Во второй половине войны в штрафники можно было попасть за потерю оружия, порчу имущества. Сюда же ссылали тех, кто в военных условиях совершил преступление, за которое несут уголовную ответственность.

В самих штрафбатах военная дисциплина была строже некуда, оно и не удивительно, ведь солдат отправляли для перевоспитания. Здесь служили самые строгие и безапелляционные офицеры, которые не просто сохраняли боевой дух и дисциплину, но и вели постоянную идеологическую обработку личного состава.

Заградотряды НКВД и штрафные батальоны



Заградительные отряды НКВД.

Заградительные отряды НКВД.


Заградотряды – расстрельные войска, идущие следом за наступающими, отнюдь не советская придумка. Такая практика использовалась еще в античности, не давая воинам в панике отступать. Именно они пополняли штрафные батальоны и роты пытающимися сбежать с поля боя или дезертирами. В их же руки попадали паникеры и те, кто отступал без приказа.

В СССР еще в самом начале войны появились спецотряды при НКВД, которые должны были выполнять эту функцию. Согласно документу о создании такой структуры, на нее возлагалось множество задач, а не просто запугивание собственных солдат.
• Задержание дезертиров было главной и основной задачей вновь созданного отдела. Солдат должен был быть уверен, что если он сейчас не пойдет в наступление, то сзади он попадет в руки к своим, но прямиком в лагерь с позорным клеймом дезертира и предателя.
• Недопущение проникновения за линию фронта кого-либо.
• Задержание подозрительных лиц и проведение дальнейшего расследования по их делу.

Заградотряд в Сталинграде.

Заградотряд в Сталинграде.


Паникерами и дезертирами занимались отдельные стрелковые отряды, они работали из засад, специально выявляли тех, кто самовольно покинул место службы или ослушался командования. Они были должны тот час арестовать всякого, кто подозревается в дезертирстве и довести дело до военного трибунала. Зато они должны были при обнаружении тех, кто отстал от своего войска, организовать его доставку до места службы.

Да, бойцы такого отряда могли расстрелять дезертира, но только в исключительных случаях, когда обстановка требовала немедленной реакции, причем для восстановления порядка в рядах. Проще говоря, они могли показательно расстрелять главного паникера, для того чтобы те, кто бежали за ним, вернулись на линию фронта. Но каждый подобный инцидент рассматривался в индивидуальном порядке и командир должен был отвечать за каждого убитого дезертира.

В случае, если оказывалось, что расстрел был с явным превышением полномочий, то под военный трибунал отправлялся сам командир, отдавший такое распоряжение. Заградотряды возникли до штрафбатов и вовсе не для их подгонения.

В одной армии должно было быть до пяти отрядом заградтичков, причем вооруженных до зубов. В каждом отряде по 200 человек, действовали они всегда непосредственно в тылу, но вблизи линии фронта.

Заградотряды отвечали за каждого убитого.

Заградотряды отвечали за каждого убитого.


Так, за три месяца 1942 года, около линии Донского фронта, отряды заградтчиков задержали более 35 тысяч дезертиров, расстреляно было около 400, более 700 арестованы, в штрафные роты и батальоны направлены больше 1100 человек, подавляющая часть возвращены в свои войска. Заградотряды не шли сплошной линией за наступающими или за оборонительной линией. Они выставлялись выборочно, причем только за теми частями, чей моральный дух оставлял желать лучшего.

Не стоит думать, что вся линия фронта продвигалась только благодаря сотрудникам НКВД, подгонявшим красноармейцев, конечно же, нет. Их работа велась точечно. У них не было цели расстреливать солдат, главная их задача была привести людей в чувство – как дать пощечину человеку в истерике – расстрелять паникера или припугнуть его и тем самым спасти операцию. Статистка гласит, что эта задача выполнялась, причем довольно успешно, и ни о каких массовых расстрелах речи не идет.

При этом, за штрафниками заградотряды вовсе не следовали. Последние использовались для удержания оборонительных позиций, а штрафники чаще всего шли в наступление. Хотя в ручном режиме командование могло решить, что для сохранения дисциплины необходимо подобное усиление, но это, скорее, было исключением из правил. Но речь не шла о том, чтобы уничтожать роты, расстреливая их с обеих сторон. Солдаты должны были вернуться воевать, а не быть уничтоженными, причем своими же.

Пушечное мясо или передовые бойцы?



Далеко не все фильмы о штрафных батальонах правдивые.

Далеко не все фильмы о штрафных батальонах правдивые.


О том, что штрафники использовались в качестве пушечного мяса, ходит множество мифов. Однако историки уже неоднократно доказывали, что это не так. Да, риск гибели на передовой всегда был выше, чем где бы ни было еще. Ежемесячные потери среди штрафников превышали 50%, а это в три раза выше, чем средняя смертность по армии. Но и на их счету масса геройств. История знает случаи, когда штрафники освобождались массово за особую доблесть в бою. Так, генерал Горбатов освободил шесть сотен штрафников после боя.

Те, кто воевал в штрафбатах, не соглашаются и с тем, что якобы уровень вооружения в таких войсках был никудышный. Учитывая, что речь идет о передовой, о самых сложных и опасных участках, солдат снабжали передовым оружием. Нередко в обычных частях еще даже не знали о таком оружии, а штрафники уже воевали с ним. Такой подход нельзя назвать ошибочным, ведь цель была – достигнуть результата, а не уничтожить провинившихся солдат.

Как бы то ни было, штрафные батальоны и роты служили не просто воспитательным орудием, но и способствовали укреплению военной дисциплины и внесли свой вклад в приближение Победы над фашизмом.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4006
11.02.2021 21:18
В закладки
Версия для печати




Смотрите также