Литература   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    



Кадр из фильма *Оно* от New Line Cinema.

Кадр из фильма *Оно* от New Line Cinema.

80-е годы двадцатого века считаются золотым десятилетием для жанра «ужастиков», по крайней мере, в литературе. Многие писатели, которые теперь считаются классиками хоррора или триллера, достигли вершин мастерства именно тогда. Их шедевры экранизируют до сих пор. Перечитать, возможно, тоже стоит.


Стивен Кинг


Ни для кого не секрет, кто стоит номером один в списке мастеров романа ужасов, причём не только за восьмидесятые, но и семидесятые, и девяностые. До сих пор за творчеством мэтра продолжают напряжённо следить поклонники. Кинг извлекает на поверхность самые смутные и странные наши страхи, умудряясь между делом поговорить о самом кошмарном, что только может быть — обыднности зла в человеческой жизни. Истязания родителями детей и мужьями — жён, жестокость подростков, эксперименты военных — всё это происходит с нами здесь и сейчас, и, когда в романе сталкиваются выдуманные чудовища и реальные монстры, трудно выбрать, кто будет пострашнее.

Кадр из фильма *Мизери*.

Кадр из фильма *Мизери*.

В восьмидесятых Стивеном Кингом написаны такие вещи, как «Оно», «Мизери» и «Кладбище домашних животных». Первая книга была экранизирована уже дважды, в 1990 и 2017 годах, вторая и третья превратились в фильмы в 1990 и 1989 году. Даже те, кто Кинга не читал, как правило, знают фильмы по его книгам хотя бы по названию и общему сюжету — настолько его триллеры вошли в массовую культуру.

В основе каждого из трёх романов-хитов — свой отдельный страх. Детский ужас перед клоунами с их ненастоящей улыбкой поверх часто усталого или даже озлобленного лица. Кошмар беспомощности человека, всё осознающего, но запертого в искалеченном теле и полностью зависящего от доброй (или не очень) воли того, кто за ним ухаживает. Осознание того, что ты живёшь именно здесь и именно так потому, что некогда твои предки убили тысячи человек и хладнокровно растоптали даже их посмертную память.

Кадр из фильма *Кладбище домашних животных*.

Кадр из фильма *Кладбище домашних животных*.

В тех же восьмидесятых под псевдонимом «Ричард Бахман» Кинг выпустил такие хиты, как «Худеющий» и «Бегущий человек». Тема шоу-бизнеса как индустрии унижения человека и уничтожения человеческого во втором романе остаётся актуальной и в наше время, а экранизация книги способствовала расцвету славы Арнольда Шварцнеггера.

Дин Кунц


По умению совместить реальные кошмары с фантастическими или мистическими Кунц идёт сразу после Кинга. Хотя сюжет он выстраивает куда проще, но говорить с читателями о страшных вещах умеет и для подростков подходит, пожалуй, лучше Кинга. В восьмидесятые лучшими его вещами, без сомнения, оказались «Полночь», «Ангелы-хранители», «Сумеречный взгляд».

Фотография со съёмок *Ангелов-хранителей* по роману Дина Кунца.

Фотография со съёмок *Ангелов-хранителей* по роману Дина Кунца.

В «Полуночи» поднимается тема тёмной стороны евгеники будущего — улучшения породы человечества с помощью нанороботов. «Ангелы-хранителя» поднимают тему разумности и этичности экспериментов с носителями разума, даже если они — не люди и разум-то получили только из рук людей (и заодно — преследования женщин назойливыми поклонниками). «Сумеречный взгляд» кажется чистой мистикой, но поднимает непростые вопросы инцестуозного насилия и того, что даже видя зло именно как зло, человек может сделать выбор встать на его сторону, потому что это — сторона сильного.

Томас Харрис


Создатель такого сильного персонажа, как психиатр Ганнибал Лектор, не мог не появиться в этом списке, хотя в восьмидесятые у него были опубликованы только два романа. Зато каких! «Красный дракон» и «Молчание ягнят» — именно в такой, кстати, последовательности. Это при экранизации их переставили местами.

Кадр из фильма *Молчание ягнят*.

Кадр из фильма *Молчание ягнят*.

Довольно странно предполагать, что современный человек пропустил мимо глаз триллеры про Ганнибала Лектора, но всё же нельзя не рассказать немного о сюжете, упомянув названия. В центре сюжета романа «Молчание ягнят» — своеобразный треугольник противостояния трёх персонажей. Маньяка, который убивает полных девушек. Стажёрки ФБР, которая пытается помочь найти убийцу. И маньяка, который знает о маньяках, кажется, всё — психиатра, который не впервые помогает следствию, но впервые делает это из-за решётки. Психиатра-людоеда, если быть точными. Что касается «Красного дракона», то это — предыстория с очень похожим треугольником из двух убийц и одного детектива, но общий с «Ягнятами» персонаж там только один — тот самый психиатр.

Дэн Симмонс


Писатель Дэн Симмонс считается, скорее, фантастом и премиии получал именно как фантаст. Тем не менее его дебютный роман, опубликованный в 1985 году, «Песнь Кали» — это именно триллер. Построение сюжета и атмосфера в нём очень необычны; почти нарочитый интеллектуализм диалогов и размышлений соседствует с драками, погонями и тяжёлой мистикой. Начинается сюжет нарочито в духе романов девятнадцатого века: главный герой едет в Индию, чтобы отыскать некоего поэта и добыть его новые стихи для публикации в США. Чистая стокеровщина.

Романтика и ужасы путешествий по Индии - то, что привлекает читателей в книге *Песнь Кали*.

Романтика и ужасы путешествий по Индии - то, что привлекает читателей в книге *Песнь Кали*.

Роберт Маккамон


Если уж вспоминать Стокера, то Маккамон — обладатель целых пяти премий имени Стокера, и две из них получены в восьмидесятые. Как легко догадаться, большая часть его книг посвящена вампирам. Но в России больше знают два его хита восьмидесятых, мало связанных с кровососами: «Кусака» и «Час волка».

В «Кусаке» сюжет вертится вокруг инопланетян — собственно говоря, преступница с другой планеты пытается укрыться в затерянном техасском городке со странным названием Инферно (т.е. Ад), а её преследует вооружённый до зубов охотник. Конечно же, им нужны носители-люди. Вселяться в чужие разумы проще, чем путешествовать лично в сложных скафандрах. Но людям-то каково?

Действие «Часа волка» разворачивается в Европе времён Второй мировой войны, но, как ни странно, оборотень здесь — не результат зловещих нацистских экспериментов, а, наоборот, положительный персонаж, британец. Несмотря на довольно простой сюжет, сам роман очень кинематографичен в описаниях и, видимо, за счёт этого и приобрёл популярность.

Читайте также: Криминальный след «Фантомаса»: Как показ легендарного фильма в СССР привел к трагическим последствиям.

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4420
18.08.2018 16:12
В закладки
Версия для печати




Смотрите также