Вокруг света   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0





Последнее время участились кражи из музеев и частных коллекций, которые роднит две приметы: во-первых, украденное потом нигде не всплывает, во-вторых… это всегда произведения искусства из Китая. Многие уже предполагают, что Китай развернул масштабную операцию по возвращению на родину всего того, что белые колонисты награбили в стране в девятнадцатом веке.


Дело о нефритовых чашах


В британском городе Дарем в 2012 году был ограблен музей Востока. Ограбление вошло в лидеры по скорости: чтобы схватить два экспоната и убежать, двум неизвестным понадобилось только две минуты. Правда, перед этим они сорок минут проделывали отверстие в стене музея, а сам план, который позволил так быстро провернуть и разрушение стены, и кражу, продумывали много дольше.

Музею был нанесён ущерб на три миллиона долларов: во столько оценили эксперты одну фарфоровую статуэтку и одну нефритовую чашу, украшенную стихотворением на китайском, причём основная часть суммы пришлась именно на чашу. Через неделю восемнадцать похожих чаш были украдены из Музея Фицуильяма. На этот раз работа была не такая чистая, и полиции удалось выйти на преступников. Виновной оказалась банда ирландцев. Четырнадцать её членов осудили и приговорили к заключению.

Чаше из Даремского музея более двухсот лет.

Чаше из Даремского музея более двухсот лет.

Хотя вынесенное из этих двух музеев нашли по горячим следам зарытыми на пустыре на окраине Дарема, перед тем журналисты уже успели заверить читателей, что украденного не найдут. Дело в том, что самые дотошные заметили: кражи китайских произведений искусства в Европе носят систематический характер. И, если украденные полотна европейцев, например, то и дело всплывают на чёрном рынке, то экспонаты и шедевры родом из Китая пропадают с концами.

Такое обычно означает, что на кражу был конкретный заказчик — поэтому потом никто и нигде не пытается продать похищенное. Но что может быть за заказчик, одержимый огромным количеством китайских вещиц, и насколько же он богат — ведь если похитителю предложить слишком мало, тот просто сбудет украденное сам? Какое частное лицо могло бы себе это позволить? Вывод журналистов ошарашивает: никакое, поскольку такую масштабную операцию могло развернуть только государство.

Достояние республики


Один из самых горьких эпизодов китайской истории, известный каждому школьнику республики — разграбление императорского дворца европейцами. Накопленные за века драгоценные произведения искусства навсегда покинули страну; некоторые из них имели ещё и сакральное значение, но в современном Китае именно этот аспект уже неважен. Как египетский копт осматривает набережные Санкт-Петербурга с чувством, что видит награбленное у него дома, так и китайские туристы в музеях Европы даже не задают вопроса, откуда взялись за стёклами шедевры китайской работы: очевидно, Китай их музею не дарил.

Правительство Китая уже заявляло, что с 1840 года из страны вывезено за границу не менее десяти миллионов предметов искусства и антиквариата; поток серьёзно уменьшился только во второй половине двадцатого века, когда в страну перестали без конца вторгаться армии других держав. В некоторых чиновных речах звучала и фраза, что всё украденное у Китая должно вернуться на родину. Правда, без комментариев, каким образом, так что это могло бы быть просто давлением на совесть.

В музеях Европы полно предметов, вывезенных из Китая во время войн.

В музеях Европы полно предметов, вывезенных из Китая во время войн.

Вот только начиная с 2010 года по европейским музеям прокатились кражи, отличные от того, как они проходили прежде: каждый раз грабители хватали только и исключительно экспонаты из Китая, и каждый из этих экспонатов пропадал навсегда. Не всплывал у частных коллекционеров, не оставлял след в анонимных аукционах чёрного рынка, не был связан с какими-либо требованиями выкупа.

Сценарий, пригодный для кино


В 2010 году банда грабителей подожгла несколько машин возле музея королевского дворца в Швеции и, воспользовавшись суматохой, обнесла китайский павильон. Ирландская банда, ограбившая музей Востока в Дареме, грабила его перед тем дважды и, хотя не созналась в заказном характере ограблений, выносила предметы именно и только из Китая. Первые два ограбления обошлись без большой шумихи, и похищенное словно в воздухе растворилось. Многие высказывают уверенность, что нефритовые чаши тоже никогда бы не всплыли у британских или любых других европейских антикваров — их передачу вероятному заказчику удалось предотвратить чудом (и упорной работой полиции).

Кстати, несколько раз грабить один и тот же музей, уменьшая коллекцию именно экспонатов из Китая — тоже норма последнего десятилетия. Не меньше двух раз, например, обнесли любители китайских вещиц музей КОДЕ в Норвегии, каждый раз вынося оттуда десятки экспонатов. Ровно один предмет из этого музея удалось проследить до Шанхая, после чего норвежская полиция сдалась, поняв, что от китайской полиции сотрудничества не дождётся. Не в этом случае.

Развалины разрушенного европейцами дворца в Китае сохраняют из принципа.

Развалины разрушенного европейцами дворца в Китае сохраняют из принципа.

Удивительно, но после того, как всплыло, что одно из произведений искусства из норвежского музея теперь в Китае, китайский миллиардер Хуан Нубо вдруг сделал музею щедрое пожертвование с объяснением: “На сигнализацию”. Музей намёк, по видимости, понял и в ответ так же щедро передал все имеющиеся у него колонны разграбленного императорского дворца Китаю, точнее — Пекинскому университету. Известно, что Нубо высказывался о том, как ранит страну выставление украденных колон разорённого и уничтоженного европейцами дворца. Тем не менее, он отрицает какую-либо связь между событиями вокруг музея, даром университету и своим пожертвованием.

Иногда всё по закону


Китайские произведения искусства, тем временем, идут в республику и вполне легальным потоком: среди китайских бизнесменов вдруг появилась мода выкупать на аукционах лоты, имеющие для Китая особенное историческое значение. В своём порыве они удивительно единодушны. Многие подозревают, что за этим взрывом патриотизма в среде бизнесменов стоит китайское правительство. В конце концов, во второй половине двадцатого века оно вписывало выкуп похищенного из Китая в официальный бюджет. По какой-то причине теперь вместо бюджета оно могла задействовать личные капиталы предпринимателей.

Известно, что некоторые из них действуют направлено и сосредоточенно, не хватаясь за любой лот. Так, есть компания, которая посвящает все свои силы и деньги розыску и выкупу двенадцати бронзовых звериных голов с фонтана в императорском дворце. Но большая часть вывезенных из Китая предметов искусства и антиквариата на аукционы не выставляется; они входят в постоянные экспозиции музеев, вроде французского Монтенбло. Кстати, китайскую коллекцию Монтенбло грабители обчистили всего за семь минут, не так уж далеко отстав от рекордсменов ограбления из Дарема.

Китайская экспозиция Фонтенбло полностью или почти полностью состоит из награбленного французскими войсками.

Китайская экспозиция Фонтенбло полностью или почти полностью состоит из награбленного французскими войсками.

Притом те китайские произведения искусства, которые были некогда проданы на запад китайскими художниками, скульпторами и перекупщиками, во всех музеях мира чувствуют себя абсолютно спокойно — что вполне определённо говорит против версии моды на антиквариат и статуэтки из Китая вообще и в пользу версии о том, что одна из крупнейших стран мира решила восстановить справедливость, украв у вора дубинку.

Ограбления музеев — один из самых громких видов преступлений. Как кража Моны Лизы раскрыла тёмные тайны Пикассо, или Странные музейные кражи с непредсказуемыми последствиями.

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2394
20.11.2019 15:45
В закладки
Версия для печати




Смотрите также