История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    



Принцесса Малинче помогала испанцам уничтожать империю, которую ненавидела. Фреска Роберт Куэво дель Рио

Принцесса Малинче помогала испанцам уничтожать империю, которую ненавидела. Фреска Роберт Куэво дель Рио

Если бы испанцы торговали с инками, а не истребляли их, Европа знала бы антибиотики уже в семнадцатом веке. Если бы испанцы не крестили ацтеков, те, может быть, до сих пор приносили бы обильные человеческие жертвы. В отношениях европейцев и коренных жителей Америки много если бы и кое-что “было точно” - геноцид. Во время колонизации европейцы не только убивали сотни тысяч американских аборигенов, но и стирали их историю и культуру с лица Земли. Поэтому из многих женских имён в индейской истории нам, по большому счёту, хорошо известны только имена трёх принцесс, с которыми довелось пообщаться завоевателям.


Донья Марина: преданная и предавшая


Малинели Телепатль, известная после крещения как донья Марина, - один из самых странных персонажей современной мексиканской народной мифологии. С одной стороны, она воспевается, как героиня, благодаря которой мексиканцы стали христианами. С другой - считается настолько образцом предательства, что в мексиканском испанском даже есть слово “малинчизм”, означающее именно измену своему народу, интересам своей нации. С одной стороны, в народных пьесах она часто изображается спутницей ацтекского императора Мотекусомы. С другой, в школьных учебниках ясно написано, что донья Марина была помощницей Кортеса, завоевателя Мексики.

Автор хроник “Правдивая история завоевания Новой Испании” Берналь Диас утверждает, что донья Марина была дочерью вождя одной из деревень, входивших в империю ацтеков, и внучкой правителя области Коацакоалько. По утверждению одних, её дали в услужение императорскому двору в качестве дани; другие считают, что мать продала её после смерти мужа, чтобы наследовали ей дети от нового, любимого мужчины, а не будущий супруг Малиналь. Фактически, её превратили в рабыню, которую то и дело передавали следующим хозяевам. Скорее всего, каждому из новых господ, хотела она или нет, Марина была наложницей. Недаром её прозвище до сих пор - La Chingada, та, которую насиловали.

Как пишет Диас, 15 марта 1519 года индейцы поднесли в дар Кортесу уток, собачек, ящериц, украшения и двадцать молодых женщин, оказавшихся в одном ряду с утками и украшениями по ценности для их предыдущих хозяев. Про Марину, находившуюся в числе этих рабынь, Диас говорит, что она была очень красива собой и благородного происхождения. Кроме того, она претерпела уже много бед.

В руках испанцев Малиналь оказалась впервые, очевидно, все обиды нанесли ей к тому времени соотечественники. Стоило ли ожидать им высокого патриотизма и сочувствия в ответ?

Возможно, потомки и испанцев, и индейцев чувствуют внутри вину за судьбу Малиналь. Антонио Руис. Сон Малинче, 1939

Возможно, потомки и испанцев, и индейцев чувствуют внутри вину за судьбу Малиналь. Антонио Руис. Сон Малинче, 1939


Малиналь крестили под именем Марины и отдали в качестве рабыни и наложницы конкистадору по имени Алонсо Эрнандес де Пуэртокарреро. Но, по мере изучения (и очень быстрого) Мариной испанского языка вскрылось, что она хорошо образована, знает несколько языков племён империи ацтеков, местные обычаи и письменность и политическую обстановку. Такую полезную рабыню грешно было оставлять простому вояке, и Кортес забрал Малиналь себе - в постель и в свиту.

С этого момента Марина сопровождает Кортеса на всех переговорах, не только как переводчица, но и как советчица. Она быстро стала настолько значимой фигурой Конкисты, что активно упоминается не только в хрониках европейцев, но и в дошедшх до нас записях ацтеков. Впрочем, у ацтеков вообще было специфическое отношение к женщине. С одной стороны, она рассматривалась как собственность мужчины. С другой - именно по родству с той или другой женщиной рассматривались права наследования мужчинами имён, титулов и имущества. Кортеса ацтеки и другие американцы называли “владыкой Марины”, то есть - по традиции определяли его через женщину.

Несмотря на огромную работу, которую проделывала Малиналь для конкистадоров, Кортес относился к ней скорее пренебрежительно. Она не была, вопреки легенде, его гражданской женой - только одной из многих индеанок, которых он укладывал в свою постель как господин, а не как соблазнитель. В своих письмах королю Кортес упоминает её как переводчицу, обычно без имени.

Тем не менее, самое Малиналь Кортес рассыпал комплименты и обещал ей свободу и всяческие привилегии, если она успешно установит дружеские отношения между ним и местными вождями. Из-за этих обещаний старалась Марина или из мести, как преданное неоднократно своими соотечественниками существо - кто знает.

Через некоторое время женщина родила от Кортеса сына. Мальчика назвали Мартином, безжалостно оторвали от материнской груди и отправили в Испанию. Марина оставалась рабыней. Всё, что она производила, будь то советы или дети, принадлежало её господину. В какой-то момент Кортес безжалостно оставил её: ему больше не нужна была переговорщица, а женщин для того, чтобы кидать их в свою постель, вокруг завоевателей хватало. Казалось, Марине предстояло исчезнуть из истории так же стремительно, как она в неё ворвалась.

Фреска, изображающая Малиналь во время переговоров между европейцами и индейцами. Она не просто так не смотрит ни на тех, ни на других: у неё своя игра

Фреска, изображающая Малиналь во время переговоров между европейцами и индейцами. Она не просто так не смотрит ни на тех, ни на других: у неё своя игра

Однако в 1524 году Кортес, у чьих ног уже лежала растоптанная Мексика, отправился теперь на Гондурас. Ему снова понадобился некто, кому он сможет доверять и кто хорошо разбирается в обычаях и повадках противника. Он призвал донью Марину и в качестве поощрения - неизвестно, добровольно или после упрёков с её стороны - дал ей в законные мужья одного из своих доверенных солдат, Хуана Харамильо. Мужчина, не отличающийся от сотен других солдат, вероятно, покажется современной женщине сомнительной наградой, но в то время статус женщины сильно зависел от того, признаётся ли она пригодной для замужества или нет. Марина перестала считаться рабыней и шлюхой.

Во время похода судьба свела донью Марину с матерью и сводным братом. Те дрожали от ужаса, представляя, как жаждет Малиналь мести - много раз проданная, много раз изнасилованная. Они просили её прощения и не верили в то, что его получат. Малиналь бы не простила, но донья Марина была окрылена тем, что вернула себе уважение и даже получила его больше, чем вообще какая-либо женщина в Мексике. Она не без злорадства указала предавшей её семье на разницу в их положении теперь, но тут же объявила о своём прощении.

Гондурасский поход завершается благополучно для Кортеса, и Марина снова уходит из зоны внимания его хронистов. Умерла ли она сразу после? Прожила ли долгую жизнь? Это достоверно неизвестно.

Эрендира Неукротимая: та, что научила не бояться кентавров


Империи инков и майя были не единственными государствами доколумбовой Мезоамерики. На территории современного мексиканского штата Мичоакан располагалось Тараско, страна, основанная в начале четырнадцатого века народом пурепеча. Ей суждено было просуществовать около двухсот лет: в 1530 году Тараско завоевали испанцы, вполне возможно, что с помощью доньи Марины.

Как и соседние государства, Тараско было страной, где живёт несколько разных народов. Кроме пурепеча, там жили отоми, матлацинка, чичимеки и нахуа. Все эти народы постоянно воевали с ацтеками. Последним государем Тараско был правитель Тангашуан II. В 1522 году, на радостях от падения империи ацтеков, он отправил к испанцам послов. Те вернулись с послами от испанцев, состоялась встреча с обменом подарками. Испанцы, как водится, отсыпали стеклянных бус. Тангашуан взамен одарил их золотыми украшениями. Именно его щедрость стала началом конца истории Тараско.

Увидев золото, предводители Конкисты загорелись желанием ограбить ещё одну страну. В столицу Тараско направился офицер Кортеса де Олид с войсками. У Тангашуана своё войско тоже было большое, но он решил не развязывать войны, а согласиться на соправление с де Олидом.

В результате больше всех страдали, конечно, простые крестьяне и маленькие вожди: им пришлось платить дань и двору Тангашуана, и де Олиду. Но идея получать только половину от того, что можно выжать с жителей Тараско, испанцам не очень нравилась. Для полного покорения Тангашуана в Тараско выдвинулся один из жесточайших конкистадоров, де Гусман. Мирные переговоры и любые уступки были уже бессмысленны. Правителю Тараско пришлось принимать бой.

Принцесса Эрендира. Рисунок Джейсона Пората

Принцесса Эрендира. Рисунок Джейсона Пората

Европейцы, надо сказать, вызывали суеверный ужас у индейцев Мезоамерики. Они странно выглядели - у них были светлые глаза, которые возможны только у неземных существ, они ранили американских воинов из странных палок, которые надо было поджигать, наконец, они скакали верхом. Несмотря на то, что, благодаря фильмом с Гойко Митичем, мы не представляем индейцев иначе, как умелыми всадниками, до европейцев в Америке лошадей не было. Умение двигаться с огромным животным как единое целое коренное население буквально поражало. Испанцы казались чем-то вроде кентавров-оборотней. Это сильно подрывало боевой дух защитников Тараско.

Во время одной из стоянок, когда, казалось, враг далеко, индейцы расслабились. В лагерь в это время ворвались верхом конкистадора и стали убивать спящих. Среди них был и Тангашуан. Сопротивление казалось обезглавленным, но у Тангашуана была взросла, по местным меркам, дочь. В историю она вошла как Эрендира, настоящее имя мы её никогда не узнаем, зато известно, что ей было около шестнадцати лет.

Чтобы научить своих воинов не бояться, она взялась доказать им, что испанцы - не кентавры, и сбила в бою одного из конкистадоров наземь. Испуганная лошадь унеслась вдаль, и конкистадора оказалось нетрудно добить. Это очень ободрило поставнцев, и сопротивление продолжилось.

Эрендира попыталась научиться ездить верхом сама и обучить этому своё войско. Лошадей они отбивали у испанцев. К сожалению, к лошадям очень не хватало ружей, которых у испанцев было в избытке и с которыми было довольно трудно научиться обращаться. Так что испанцы продолжили теснить войско Тараско, пока не уничтожили его полностью. В последней битве, чтобы не достаться врагу для издевательств, Эрендира прыгнула в реку и утонула.

Но смириться с этим её народ не мог. До сих пор существует легенда, что принцессу увезли в тайный храм и кто знает, сколько она прожила после этого. Уже в наше время про неё снят фильм на языке перепеча под названием “Эрендира Неукротимая”.

Покахонтас: недолгое путешествие Маленькой Проказницы


Настоящее имя дочери вождя поухатанов было Матоака. Но, поскольку она считалась ещё ребёнком, её звали детским прозвищем. Значило оно “Маленькая проказница”.

Племя поухатанов (самоназвание - “ренапе”) жило на территории современного штата Виргиния (США). Когда их обнаружили европейцы, они возглавляли конфедерацию из родственных племён, общей численностью 14-21 тысяча человек.

В 1607 году англичане основали возле поухатанов поселение Джеймстаун. Вождь племени поначалу попытался установить добрососедские отношения с колонистами, но их заносчивость, грубость, склонность к грабежу и нападениям на женщин быстро привели к вражде.

Один из основателей колонии, Джон Смит, попал в руки индейцев вместе с товарищами во время вылазки за провизией. Пленных привели для ритуальных игрищ и убийств на стоянку племени. Когда им дробили черепа, двенадцатилетняя Матоака, по своему желанию или наущению отца, закрыла собой офицера Смита, дав знак, что выбирает его своим мужем. Этот брак заключил мир между индейцами и оставшимися в живых колонистами. Сам Смит вскоре возглавил колонию, но ненадолго: он был ранен кем-то из своих во время очередных разногласий и отправился в Англию, лечиться и отчитываться. Свою юную жену он без колебаний оставил в племени её отца.

Фрагмент картины, изображающей крещение Покахонтас

Фрагмент картины, изображающей крещение Покахонтас

Раздоры между американцами и европейцами продолжались, и в возрасте семнадцати лет Матоака оказалась захвачена в плен. Там её окрестили под именем Ребекка. Отец выкупил Матоаку, но всего через год после возвращения выдал замуж за колониста Джона Рольфа. Свадьба на два года установила мир между поухатанами и англичанами. Затем Рольф взял жену и уехал на родину.

В Англии Ребекка-Матоака моментально стала знаменитой и была представлена ко двору. Однако поездка в Европу не обошлась ей даром. На обратном пути стало ясно, что Матоака больна оспой. Очень быстро болезнь её убила, оставив Джона Рольфа - вдовцом, а маленького Томаса Рольфа, их сына - сиротой.

Среди потомков Покахонтас - немало громких имён. Первые леди Эдит Вильсон и Нэнси Рейган, выдающийся астроном и математик Персиваль Лоуэлл и многие старые семейства Виргинии.

Женщинам ещё одного индейского народа, известного нам как инки, жилось непросто ещё до прихода европейцев. Их строго контролировало государства, например, их постоянно проверяли инспектора: хорошо ли готовит, чисто ли в доме, не подходит ли к плачущим детям (это запрещалось).

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







12155
22.03.2018 19:50
В закладки
Версия для печати




Смотрите также