Архитектура   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 1
+1
-1 0





Можно пошутить, что жилые дома «на ножках» появились на Руси еще в эпоху бабы-Яги. Ну а если серьезно, то подобные здания впервые обрели популярность в 20-30-х годах прошлого века. Один из самых интересных таких архитектурных проектов – московская многоэтажка на Беговой улице. В народе этот дом прозвали «Дом-сороконожка». Впрочем, как его только ни называют…


Работая над проектом, отечественный архитектор вдохновлялся творчеством Ле Корбюзье.

Работая над проектом, отечественный архитектор вдохновлялся творчеством Ле Корбюзье.


Почему вдруг в обычном большом городе стали появляться здания на высоких массивных опорах? Неужели это всего лишь странные причуды архитекторов?

Одной из причин появления этих жилых построек называют непопулярность первого этажа у потенциальных жильцов – как известно, по многим параметрам, он неудобен. Возможно, это могли быть первые, экспериментальные ласточки так и не реализованной идеи по массовому строительству подобных домов. Второй причиной, конечно же, была потребность в творческой свободе и желание придать зданию образ чего-то летящего, что хорошо отражало эпоху перемен молодой советской страны и настроение строителей светлого будущего.

Жилая многоэтажка, построенная во Франции по проекту Корбюзье после Второй Мировой войны, включает 337 квартир 23 различных типов. /Фото:еdivento.com

Жилая многоэтажка, построенная во Франции по проекту Корбюзье после Второй Мировой войны, включает 337 квартир 23 различных типов. /Фото:еdivento.com


В Европе дома «на ножках» проектировал великий архитектор Ле Корбюзье, а в СССР – молодые зодчие-конструктивисты. К примеру, в Москве идея архитекторов Гинзбурга и Милиниса при участии инженера Прохорова воплотилась в виде дома Наркомфина на Новинском бульваре, да и позже, в эпоху послевоенных панельных домов, было построено еще несколько интересных зданий «на ножках».

Дом Наркомфина (на фото) не шел ни в какое сравнение с экстравагантным сороконогим собратом. /Фото:moscow.drugiegoroda.ru

Дом Наркомфина (на фото) не шел ни в какое сравнение с экстравагантным сороконогим собратом. /Фото:moscow.drugiegoroda.ru


Однако проект архитектора Андрея Меерсона, воплотившийся в жизнь в 1978 году на Беговой улице, превзошел своих советских предшественников по всем параметрам. Здание очень необычно, монументально и, по тем временам, современно.

Дом авиаторов. Апрель-2016. /Фото:mapio.net

Дом авиаторов. Апрель-2016. /Фото:mapio.net


Опор у этого интересного здания сорок, так что его самое распространенное прозвище – «Дом-сороконожка» – вполне оправдано. Также этот дом в разное время называли «Дом-осьминог» и «Избушка на курьих ножках».

Возведение «ножек». /Фото:pastvu.com

Возведение «ножек». /Фото:pastvu.com


Изначально в чудо-здание планировалось заселить гостей «Олимпиады-80» и тем самым поразить их грандиозностью советской и московской архитектурной мысли. Возможно, поэтому здание выстроено качественно, потолки в нем высокие (2,8 м), все помещения спроектированы рационально. Однако в итоге большинство квартир нового жилого дома выделили работникам авиационного завода, из-за чего «сороконожку» москвичи сразу окрестили еще и «Домом авиаторов». Кстати, большинство новоселов нашли планировку квартир очень удобной.

Жильцы оригинальной многоэтажки говорят, что в целом жить здесь удобно. /Фото:2do2go.ru

Жильцы оригинальной многоэтажки говорят, что в целом жить здесь удобно. /Фото:2do2go.ru


Работая над созданием проекта, Меерсон решил поднять здание не на один-два этажа, а сразу на четыре, благодаря чему дом внешне получился гармоничным и пропорциональным. В здании 13 этажей (а изначально предполагалось даже больше) и при коротких «ногах» получился бы совсем не тот эффект.

Есть еще две версии создания столь высоких опор дома. Согласно одной, поскольку первоначально многоэтажку планировали ставить в районе Водного стадиона возле Химкинского водохранилища, под длинным зданием необходимо было оставить пространство для свободного прохода людей к водоему. Согласно второй версии, длинные «ножки» появились в проекте именно в связи с тем, что здание было решено все-таки строить на Беговой, недалеко от оживленной Ленинградки, и установление его на опоры позволило свободно проходить воздушным потокам, препятствуя скоплению выхлопных газов у нижних этажей.

Необычайно высокие опоры способствуют хорошей циркуляции воздуха. /Фото:the-village.ru

Необычайно высокие опоры способствуют хорошей циркуляции воздуха. /Фото:the-village.ru


Не менее интересно и то, что «ножки» дома имеют четкие углы-грани и кверху расширяются, что создает обманчивое ощущение их хрупкости. На самом же деле здание необычайно устойчиво.

«Ножки» дома отлиты из железобетона, само здание также монолитное, а внешний вид у него просто потрясающий: кому-то он кажется странным или даже некрасивым, тогда как другие архитектурные критики считают проект невероятно интересным и даже эстетически привлекательным.

Эстетическая ценность дома неоднозначна, однако в оригинальности проекта нет никаких сомнений. /Фото:the-village.ru

Эстетическая ценность дома неоднозначна, однако в оригинальности проекта нет никаких сомнений. /Фото:the-village.ru


Трехсекционный фасад, «швы», имитация кладки из камня… Такой грубоватый, как бы неотесанный стиль архитекторы называют «брутализмом». И это очень оригинально, учитывая первоначальную идею воздушности и «полетности» многоэтажки.

Добавляют оригинальности три башни (внутри каждой расположена лестничная клетка подъезда) с узенькими окошками, чем-то напоминающие средневековые башни какого-то военного укрепления или даже замка.

Башни подъездов внешне очень оригинальны и чем-то напоминают бойницы. /Фото:mapio.net

Башни подъездов внешне очень оригинальны и чем-то напоминают бойницы. /Фото:mapio.net


Как известно, в конце 1970-х внешнеполитическая обстановка была напряженной, и, возможно, в преддверии Олимпиады советский архитектор хотел намекнуть предполагаемым зарубежным гостям на боевую мощь и неприступность великой державы? Впрочем, это лишь одна из версий.

Ножки-опоры, вопреки кажущейся хрупкости, невероятно крепки и устойчивы.

Ножки-опоры, вопреки кажущейся хрупкости, невероятно крепки и устойчивы.


Кстати, недалеко от Дома авиаторов расположено еще одно историческое здание, которое олицетворяет другую архитектурную эпоху и воплощает совсем другую идею: Ажурный дом на Ленинградке.

Текст: Анна Белова

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







5081
25.12.2018 15:36
В закладки
Версия для печати




Смотрите также