История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен




+1 0
0
-1 0
Разное    



Своеобразный албанский вождь Энвер Ходжа, выстраивавший свою деятельность в полном соответствии с заповедями Сталина, умудрился рассориться практически со всем миром. Готовясь к потенциальному военному вторжению, он нашпиговал страну почти миллионом бункеров. Несмотря на то, что албанцам запрещалось иметь в домах рояли, пользоваться капиталистической косметикой и носить джинсы, они с ностальгией вспоминают времена правления чудаковатого сталиниста.


Белое пятно на европейской карте

Албанский соцреализм. /Фото: pbs.twimg.com

Албанский соцреализм. /Фото: pbs.twimg.com


Долгие годы Народной Соцреспубликой Албания правил Энвер Ходжа. В 70-80-е это место на европейской карте не желали замечать ни капстраны, ни даже СССР. Десятилетиями в мире практически ничего не знали о реальном положении дел в Албании. Редкие заметки в СМИ рассказывали, что там напрочь отсутствует частный автотранспорт. Предметом вопиющей роскоши почему-то считался рояль, поэтому дома разрешалось иметь только пианино. При этом просмотр телевизора всячески поощрялся, ведь только так можно было проникаться регулярными речами лидера. С экранов товарищ Ходжа, в основном, вещал, что весь мир угрожает албанскому счастью и что вокруг одни враги. Единственным выходом из перманентно угрожающего положения он видел застройку гостерриторий бункерами-дотами. Эти основательные и нерационально многочисленные укрепления, по мнению Ходжи, помогут гордым албанцам стоять насмерть против орд противника.

Но это было позже. А в 1938-м молитвами Коминтерна идейный коммунист Энвер Ходжа отправился учиться в московский Институт Маркса-Энгельса-Ленина. На очной встрече Сталин и Молотов заподозрили в нем перспективного товарища, достойного лидерства в кругу албанских коммунистов. Когда в следующем году Албанию оккупировала прогитлеровская Италия, Ходжу направили организовывать на родине подпольную борьбу. В конце 1941-го в Албании появилась Коммунистическая партия, зампредом которой стал Энвер.

В 1942-м на повторной встрече со Сталиным Ходжа доложил о набирающей обороты партизанской армии, приносившей проблемы итальянским оккупантам. После такой новости он вырос до верховного главнокомандующего партизанских коммунистических отрядов, объединенных вскоре в Народно-освободительную албанскую армию. В 1943-м знающий толк в пропагандистских приемах Энвер убедил сотни солдат 9-й итальянской армии с генералом Камыниело во главе переметнуться к партизанам. На исходе 1944-го Албания очистилась от фашистов, а Ходжа стал премьер-министром и главой МИДа. Третья московская аудиенция у Иосифа Виссарионовича принесла Албании гарантии помощи в восстановлении территорий и уверенные перспективы сотрудничества по всем основным отраслям. СССР, в свою очередь, получил новую площадку для строительства военной базы на просторах Адриатики.

Сближение со Сталиным-кумиром

Сталин и Ходжа в Москве. /Фото: sun9-55.userapi.com

Сталин и Ходжа в Москве. /Фото: sun9-55.userapi.com


После того, как Югославия дерзко вышла из соцблока, связи Энвере со сталинской вотчиной только укрепились. Албания преданно поддерживала СССР, на что Москва отвечала щедрыми кредитами, продовольствием, оборудованием и медикаментами. Кроме того, в Тирану массово ехали советские геологи, нефтяники, педагоги и врачи. Ходжа не скрывал, что решил направить Албанию по советскому пути: индустриализация, коллективизация и иже с ними. Но в первую очередь, он взялся за формирование культа собственной же личности. Параллельно албанцам полагалось свято чтить любое связанное со Сталиным наследие и восхищаться всем, что любил вождь. В стране его именем называли города, улицы, а день рождения Сталина отмечался на уровне государственного праздника.

Все рухнуло со смертью Иосифа Виссарионовича. Отношения с Хрущевым не заладились на старте, когда Ходжа демонстративно хлопнул дверью прямо во время зачитывания доклада о развенчании культа личности. В 1962-м Албания покинула и Совет экономической взаимопомощи, заявив, что не вернет новой Москве накопленные долги.

Крепко обидевшись на вчерашних партнеров, Ходжа полностью сосредоточился на родных пенатах. Памятуя, как было дело при Сталине в Советском Союзе, Энвере решил перещеголять авторитет идеологического кумира. Он буквально оккупировал страну собственными портретами, посвятил своему имени крупнейшие предприятия, колхозы, школы, университеты и даже горные вершины. Главной национальной идеей он избрал путь к международной изоляции, призывая население к пониманию посредством единственного в стране национального телеканала. Все совершеннолетние граждане, не достигшие 56 лет, в обязательном порядке посещали курсы военной подготовки. Попытка покинуть страну каралась расстрелом. Чистками в кругах несогласных занималась тайная полицейская канцелярия «Сигурими». В правление Ходжи до 7 тысяч неугодных были убиты, около 35 тысяч попали за решетку.

Попытки Хрущева помириться и миллион дотов

Все значимые объекты в Албании назывались именем Ходжи.

Все значимые объекты в Албании назывались именем Ходжи.


Когда Ходжа выехал на антисталинский доклад Хрущева в Москву, дома ему попытались устроить импичмент, озвучив на импровизированной конференции критику в адрес отъявленного сталиниста. Не задержавшийся в СССР албанский лидер без раздумий подогнал к столице боеготовый танковый батальон. Реформаторы объявились отступниками и полным составом отправились под арест. В 1959-м в Тирану пожаловал Никита Сергеевич, пытавшийся призвать Ходжу к примирению. Албанский «Сталин» четко дал понять, что в его мировоззрении ничего не поменялось и разорвал с СССР дипломатические отношения, заодно выставив из Адриатики советских моряков. Политическую оппозицию в Албании теперь стали обзывать «хрущевцами».

Единственным партнером Ходжи остался также рассорившийся с Хрущевым Китай. Албания перешла на самообеспечение, объявив войну всему западному. Албанцам запрещались частные авто, излишние жилплощади и предметы роскоши. Джинсы и заморская косметика также клеймились «низкопоклонством перед западом». После того, как на очередном музыкальном фестивале прозвучали «Битлз», министр культуры отправился за решетку.

Долгое время государство Албания оставалось самым закрытым в Европе, а Ходжа слыл диким сталинистом. Отвлекая народ на тщательную подготовку к военной агрессии, лидер страны занялся повсеместным возведением огневых точек. Доты возводились на побережье, в горах, в городах и провинциях. Ни одна страна мира не располагает таким числом капитальных фортификационных сооружений. В Албании их, по разным данным, до миллиона. Это то, что Энвер Ходжа оставил после себя навсегда. Современные госруководители пытались преобразовать часть огневых точек в кафе, склады, магазины. Но, судя по всему, они надолго останутся визитной карточкой Албании.

Во многих странах мира женщины до сих пор вынуждены бороться за свою свободу. Откровенное интервью активистки, которая выступила против хиджаба, приоткрывает завесу тайны над тем, как это происходит в Иране.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2752
28.12.2021 16:56
В закладки
Версия для печати





Смотрите также