История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен




+1 0
0
-1 0
Разное    



Когда говорят «босяк», представляется человек с босыми ногами. На Руси же таким словом называли человека, который не имел определенного занятия и выглядел оборвышем. При этом он мог носить обувь. Когда было отменено крепостное право, в городах появилось огромное количество безработных крестьян. Многие из них не желали работать, а выбирали другие способы получения средств на жизнь. Их и называли босяками. Читайте в материале, какими бывали босяки, на каком языке они разговаривали и как к ним относились окружающие.


Работа не для них

Ночлежный дом Бугрова в Нижнем Новгороде. /Фото: ptj.spb.ru

Ночлежный дом Бугрова в Нижнем Новгороде. /Фото: ptj.spb.ru


Некоторые босяки вообще не пытались изменить свое положение и были довольны своей жизнью. Это была деклассированная люмпенская среда, в которой имелись собственные сообщества. Люди занимались особым промыслом, стараясь помогать друг другу выживать. Деятельность, которую избирали для себя босяки сложно назвать работой. Тут не шло речи честном труде от рассвета до заката. Босяки выбирали более благородные (естественно, с их точки зрения) способы.

Босяков часто называли «волжскими», и этому было несколько причин. Огромное количество таких людей приходило из Поволжья, которое «славилось» периодами голода. В Нижнем Новгороде, который был крупным торговым центром, босяки находили массу возможностей для приложения своих способностей. Кроме того, в Новгороде проводились ежегодные торговые ярмарки, а в 1896 году работала всероссийская торгово-промышленная выставка. Но это не значит, что босяки организовывали свои колонии только в этой местности. Они разбредались по крупным городам, лидерами среди которых была Москва и Санкт-Петербург.

Где же жили босяки? Они находили пристанище в ночлежках. Там в их распоряжении были деревянные нары, которые на босяцком языке назывались шхеры. На самом деле ночлежки были очень прибыльным бизнесом. Ведь иногда по ночам в одной ночлежке умудрялось спать до тысячи человек. Плата была небольшой. На нарах можно было расположиться за десять копеек, а на полу — за пять.

В Санкт-Петербурге существовал знаменитый ночлежный дом во владении купца Макокина. Босяцкий народ, который часто останавливались в этой ночлежке, дал ему забавное прозвище «в гостях у графа Морковкина». Еще одной известной питерской ночлежкой был дом купца Пономарева. В городе Нижний Новгород очень популярен был дом-ночлежка Бугрова.

Что такое «рукопротяжная фабрика» и интересные словечки из босяцкого языка

Босяки воровали: могли вытащить кошелек («шмель») или часы («бочонок»).

Босяки воровали: могли вытащить кошелек («шмель») или часы («бочонок»).


В основном босяки воровали и просили милостыню. И разговаривали они между собой на своём собственном языке, на так называемой фене. Например, никогда не говорили, что человек украл какую-то вещь, а называли это словом «взял». Неплохое оправдание воровству! Непосредственно нищенство получило название «рукопротяжная фабрика». Воровали самое различные предметы, которые затем продавали, а иначе «спуливали». Чаще всего это были дорогие часы — «бочонки» и кошельки «шмели».

Босяки постоянно прятались от «фараонов» (сегодня это слово тоже распространено, его можно услышать во многих фильмах про бандитов и полицейских). Но были ещё и «пауки», так звали переодетых полицейских. Работники «рукопротяжных фабрик» очень боялись «пауков», потому что в их обязанности входило определение мошенников в работные дома. Правда, надолго там бездельники не задерживались, старались сбежать как можно быстрее. Паспорт назывался «глаз», но у настоящего босяка паспорт был «куклим», а именно паспорт-фальшивка.

Полицейские, которые проверяли паспорта звались «фиглярами». Считалось хорошим тоном обхитрить работников порядка, подсунув пустую бумагу. Правда, такой фокус получался в основном при массовых проверках. В индивидуальном порядке показать вместо паспорта «куклим» было достаточно сложно. Когда босяк попадался фараону, он «сгорал». В этом случае следовало немедленно убегать, иными словами «нарезать винта». Были своеобразные босяцкие артели, куда участники приносили свои добытые средства. Это были настоящие шайки. Когда происходила какая-то крупная кража или кто-то подавал большую сумму в качестве милостыни, босяки усваивали попойку, которая называлась «слам».

Какие они бывали

Среди босяков были как обычные нищие, так и настоящие авантюристы.

Среди босяков были как обычные нищие, так и настоящие авантюристы.


Босяки были разные. Например, те, кого ловили полицейские и отправляли в работные дома, из которых они благополучно убегали, дабы снова приняться за воровство или продолжить нищенствовать. Это были попрошайки-профессионалы, малолетние беспризорники и опасные воры. Однако у босяков существовал целый пласт своеобразных Остапов Бендеров, авантюристов тех времен. Например, писатель и журналист Анатолий Бахтиаров описывал образ такого босяка-интеллигента, который путешествовал, прикидываюсь монахом-странником.

Как он делал свои делишки: по своим неизвестным никому каналам он узнавал, какие богатые лица пропадали без вести или просто давно не были дома. Тут же так называемый монах остановился «братом» пропавшего человека и начинал писать его родственникам и знакомым длинные грустные и очень впечатляющие письма. Он утверждал, что с ним случилась ужасная беда, просил помочь ему, умолял не бросать «брата» общего знакомого. При этом с ним работал помощник: это был обычный нищий, в обязанности которого входило ходить к получателям писем и забирать деньги, которое они жертвовали так называемому «брату». Надо отметить, что сообщник не пытался присвоить денежные средства, а честно приносил их псевдо-монаху. Когда дело было закончено, он получил свою долю. После того как один город был обчищен, странствующий босяк-монах перебирался в следующий, чтобы там искать доверчивых людей и обчищать их карманы.

В основной массе босяки представляли собой бывших крестьян, мещан, но бывали такие редкие случаи, что в ночлежки можно было обнаружить дворянина или потомка духовного лица. Если вспомнить произведения Максима Горького, то в книге «На дне» он описывал богомольного странника. Для многих людей, которые в то время не признавали государственную власть, такие представители босяцкого народа казались чем-то высоким, олицетворением борьбы, свободы, лучших качеств народа и так далее. К сожалению, это было очень сильное заблуждение. Босяки в большинстве своём были обычными опустившиеся людьми, которые потеряли представление о том, что хорошо, а что плохо.

Уголовники, к слову, иногда имели патриотические чувства, и шли защищать свою страну. Так сделал и Пётр Клыпа, самый младший защитник Брестской крепости.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







5434
29.12.2021 13:10
В закладки
Версия для печати





Смотрите также