История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    



Как только отгремела Октябрьская революция, новые власти объявили в России борьбу с «классово чуждыми элементами». Таковыми отныне именовались экс-«буржуи» - выходцы из зажиточных слоев социума. Ленин полагал, что в случае с бездельниками или, как их называли, тунеядцами уместны любые средства. Каждый гражданин должен был не просто работать, а заниматься исключительно одобренной свыше деятельностью. Тунеядство признали преступлением, преследуемым законом. В СССР все четко знали: безработный - это паразит, живущий за счет народа. И поступали с теми, кто по каким-то причинам не вписывался в образ социалистического труженика, как с полноценным преступником и моральным отщепенцем.


«Колхоз пашет, а он руками машет»

Тематический советский плакат. /Фото: i.pinimg.com

Тематический советский плакат. /Фото: i.pinimg.com


После 1917-го большевики внедряли социально-экономические преобразования, которые были призваны способствовать быстрой победе в Гражданской войне и строительству нового соцобщества. Конституцией РСФСР от 1918-го граждане, жившие на нетрудовые доходы, лишались избирательных прав. Обязательную трудовую занятость закрепили и сталинской Конституцией в 1936-м. Главный закон страны провозглашал: кто не работает, тот не ест.

В 1951-м к антиобщественному элементу дополнительно отнесли бродяг, попрошаек и даже официально безработных. Применяемые меры воздействия к таким гражданам сводились к высылке из городов и краткосрочному тюремному заключению. После смерти Иосифа Виссарионовича пришла «оттепель» в виде эпохи частичной либерализации всех сфер общественно-политической жизни. Несколько ослаб и госконтроль «паразитизма».

Однако спустя несколько лет свет увидел указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда», и Компартия начала активно наступать на «нежелающих трудиться». Под эту статью попадали и граждане, имевшие доход от жилплощади, земельных участков и транспортных средств. О таких говорили: «Колхоз пашет, а он руками машет».

Найти и наказать

Работать обязаны были все. /Фото: vnnews.ru

Работать обязаны были все. /Фото: vnnews.ru


Поиск и отлов паразитирующего элемента лежал на сотрудниках милиции. Когда рук правоохранительных органов было недостаточно, к делу привлекались активисты-дружинники. Граждан, не желавших работать или живущих на нетрудовые доходы дольше четырех месяцев подряд, заносили в неблагополучные списки под аббревиатурой БОРЗ (без определенного рода занятий). Кстати, отсюда и жаргонизм «борзой» — человек, не стремящийся трудиться. Только впоследствии это слово приобрело чуть смещенное значение и борзым стал назваться наглый и самоуверенный человек, не подчинявшийся общепринятым нормам и отказывающийся жить по законам социума. Наказывались такие граждане строго.

После быстротечного судебного заседания, бескомпромиссно доказавшего вину тунеядца, у него конфисковалось всё имущество, купленное на незаработанные финансы. Затем осужденный выселялся в специально отведенную местность на срок от двух до пяти и привлекался по месту поселения к исправительному труду. Статистика свидетельствует, что за четыре года такой практики были выявлены не менее полумиллиона паразитирующих граждан, склонных к антиобщественному образу жизни. Около 40 тысяч из них осудили и выселили.

Андроповские облавы

Граждан призывали помогать властям бороться с тунеядцами. /Фото: steemitimages.com

Граждан призывали помогать властям бороться с тунеядцами. /Фото: steemitimages.com


«Здравствуйте, почему вы не на работе?». С таким вопросом в 1983-м сотрудники правоохранительных органов обращались ко всякому просто прогуливающемуся по улице или посетителю общественного места (кинотеатр, баня, кафе) в рабочее время. Милиционеры уполномочивались проверять удостоверяющие личность документы и составлять списки нарушителей трудового режима. Далее имена передавались руководству предприятий, за которыми числились подозрительные граждане с требованием пояснить причину отсутствия у трудового станка в рабочее время.

Эти процессы остались в истории под названием «андроповские облавы». Вступивший в должность генсека Юрий Андропов, экс-кэгэбист с железной хваткой, с порога занялся устранением избалованности народа за период брежневского застоя. Если говорить об эффективности таких программ ужесточения трудовой дисциплины, то вместе с некоторыми другими мерами такой подход привел к приросту в 6% объемов производства народного хозяйства. По крайней мере, на бумаге.

Практика облав прекратилась в феврале 1984-го со смертью Андропова. В последующий период власть не прибегала к радикальным методам борьбы с недостаточным уровнем трудовой дисциплины.

Известный «дармоед»

Заметка о тунеядце-Бродском. /Фото: pbs.twimg.com

Заметка о тунеядце-Бродском. /Фото: pbs.twimg.com


Известный поэт 20 века Иосиф Бродский писал стихи и занимался литературными переводами. Как-то «Вечерний Ленинград» опубликовал материал под заголовком «Окололитературный трутень», в котором Бродского называли недоучкой, обвиняли в тунеядстве и даже брались предполагать, что поэт способен на измену Родине. Реакция читателей на взрослого мужчину, не занятого на общественно полезных работах, последовала незамедлительно. Даже представители интеллигенции позволяли себе крепкие фразы в адрес поэта. В итоге 13 января 1964-го Бродского арестовали.

В беседе с судьей писатель своей вины не усматривал, называя стихосложение таким же трудом, как и стояние у станка. В полном соответствии с указом про тунеядство Йосиф Бродский был приговорен к пяти годам удаленных принудительных работ в суровой местности — поэт отправился в Коношский район Архангельской области. В более позднем интервью известному журналисту Соломону Волкову экс-арестант рассказывал, что трудился батраком в Коноше, но тамошние условия его вполне устраивали.

Душа поэта с готовностью приняла почти литературный образ русского севера с его холодом, строгим деревенским укладом и промерзшей землей. Спустя полтора года после вынесения приговора Бродского освободили под растущим давлением общественности. Впоследствии поэт скажет обо всем произошедшем довольно терпимо. Он осознавал, что другим везло куда меньше, приходилось намного тяжелее и его случай – большое везение.

Угодить в тюрьму при СССР можно было не только за тунеядство. Но и за однополую любовь, самогоноварение и другие проступки, которые сегодня покажутся дикостью.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4608
30.01.2021 10:23
В закладки
Версия для печати





Смотрите также