Блог проекта Культурология.Ру   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    





О том, что женская доля в царской России явно не была слаще редьки, приходится догадываться даже тем, кто в школе вскользь ознакомился с классикой русской литературы. Тяжелый труд от зари до зари, постоянные беременности, забота о детях и сварливый, грубый муж. Как жили и выглядели женщины дореволюционной России, когда побои и тумаки были обыденным делом, а брак считался «святым» и нерушимым?


Фраза, которая не очень нравится русским женщинам, но все же очень точно характеризует их силу духа: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…» была написана Николаем Некрасовым еще в 1863 году, но в широкий обиход вошла после Великой Отечественной войны. Оно и не удивительно, ведь если раньше женщины жили как и полагается «тенью» супруга своего, но при этом незаметно выполняя львиную долю тяжелой крестьянской работы, то после того как мужчин призвали на фронт, а работа все также продолжала выполняться, стало проясняться каким образом распределяется трудовая нагрузка в российских семьях. У Некрасова там еще есть и продолжение с упоминанием красоты в движениях и взглядов цариц, но насколько это было актуально для женщин царской России и сравним ли их быт с жизнью современниц?

Как выглядели женщины-крестьянки царской России



Женская красота была недолговечной.

Женская красота была недолговечной.


Это в фильмах, да на картинках девушки-крестьянки тех времен изображены румяными красавицами в кокошниках, сарафанах, пышной грудью и русой косой, толщиной с кулак. Однако если натолкнуться на старинные фотографии, где запечатлены крестьяне, жившие в ту эпоху, становится понятно, что на снимках скорее изможденные и уставшие, а не красивые люди. Уж где тут Некрасов увидел спокойную важность лиц не понятно. Впрочем, Некрасов и при жизни не пользовался уважением среди коллег-писателей, которые за спиной у него шептались о том, что он красиво пишет о крестьянских тяготах и лишениях, а собственные крестьяне изнывают от нищеты и бояться писателя.

Редко когда был повод принарядиться.

Редко когда был повод принарядиться.


Многое еще и зависит от того в каких условиях были сделаны эти фотографии, если речь идет о снимках из фотосалонов, то здесь женщины причесаны, наряжены, тщательно одеты и производят впечатление если и не ухоженных, то весьма нарядных. А вот этнографы и путешественники, чей целью было запечатлеть реалии и весь имевшийся уклад, изображали крестьянский люд как он есть, без прикрас. К тому же даже в ту пору в салонах использовали ретушь, замазывая рубцы и ямы на коже, оставшиеся после оспы. А таких было очень много.

Девочки 10-12 лет были первыми помощницами в хозяйстве.

Девочки 10-12 лет были первыми помощницами в хозяйстве.


…Вот она еще босая 10-летняя девочка, которая ладно помогает матери по хозяйству, присматривает за младшими братьями и сестрами. Вот ей 15 – она уже на выданье, несмотря на то, что красота ее еще не расцвела, видно, что фигура у нее ладная, а руки крепкие – будет хорошей хозяйкой. Увы, но как только девушка обзаводилась своей семьей, это означало, что ей предстоит много и сложно работать, и вот уже к 30 это изможденная уставшая женщина с потухшим взглядом, которую нельзя назвать даже миловидной.

От тяжелой работы красота угасала быстро.

От тяжелой работы красота угасала быстро.


Красота русских крестьянок была явлением быстро проходящим. Ранее замужество, постоянные роды, тяжелый труд никак не способствовали сохранению природных данных. К тому же у простолюдинок не было никакой возможности заботиться о себе.
Типичная широкая крестьянская спина (от тяжелого труда фигура становилась тяжелой и приземистой), потрескавшиеся, черные от работы ноги, огромные натруженные руки, лицо, не знавшее ухода, покрывшееся сетью морщин уже к 25 годам и выгоревшие на солнце прядки русых волос, наспех убранные под платок – так примерно и выглядели женщины тех лет, с возрастом разве что становясь более грузными и громкими.

Замужество и внутрисемейные отношения в царской России



В большой семье и работников много.

В большой семье и работников много.


Дочерей выдавали замуж поочередно, если младшая успела выскочить замуж старшей, то это, как правило, означало, что та так и останется неустроенной. Женщина вне брака считалась второсортной, в отношение к ней использовались различные обзывательства, более того, у них было меньше прав, жили они, постоянно отбиваясь (или не отбиваясь) от домогательств посторонних мужчин.

Нередко молодая жена оставалась со свекрами, а муж уезжал на заработки.

Нередко молодая жена оставалась со свекрами, а муж уезжал на заработки.


Муж был беспрекословным главой семьи, однако русские женщины вовсе не были бесправны. Они могли распоряжаться своим приданым в дальнейшей семейной жизни, если муж уезжал на заработки, то она могла представлять интересы семьи на сходах и других хозяйственных делах, брала на себя руководящую роль. Если муж себя плохо вел, как правило, это касалось пьянства, то она могла пожаловаться общине и семья бралась на поруки, мужчине выписывался штраф или же он получал иное наказание. Женщина по своей воле не могла уйти от мужа, а вот он имел на это право, правда должен был выплачивать пожизненное содержание ей и детям.

Нередко жили по 3-4 семьи в одном доме.

Нередко жили по 3-4 семьи в одном доме.


Жена не имела права покидать дом без дозволения супруга, вплоть до наложения штрафа. Даже если ее из этого самого дома вынудили бежать побои со стороны супруга. Известны случаи, когда женщину принудительно возвращали «для дальнейшего ведения хозяйства», а мужу рекомендовали вести себя сдержаннее. Судить могли и родителей, которые принимают сбежавшую от супруга дочь в отчем доме.
Побои от супруга считались нормальными и естественными, неким проявлением власти мужа. Потому жалобы в адрес главы семейства поступали только тогда, когда жизнь становилась и вовсе невыносимой. К тому же, наказание для мужа приводилось в исполнение только с разрешения на то жены, даже если это она сама обратилась с жалобой. Стоит ли говорить, что бы происходило за дверями избы после возвращения «наказанного» таким образом мужчины?
Замужняя крестьянка находилась в полном подчинении супруга и воспринималась им и членами его семьи как трудовая единица, которая должна была до самой смерти выполнять определенные функции.

Какую работу ежедневно выполняли женщины-крестьянки



Работа делилась на мужскую и женскую. Причем женщинам всегда доставалось больше.

Работа делилась на мужскую и женскую. Причем женщинам всегда доставалось больше.


Все, кто мог ходить большую часть времени проводили в работе по хозяйству, весной и летом до жатвы на полях. Вставать приходилось очень рано, чтобы максимально использовать световой день. Раньше всех поднимались женщины (3-4 утра), которым нужно было растопить печь и приготовить еду. Иногда готовить приходилось с расчетом на обед, когда работали целый день, не возвращаясь домой.

Заготовка продуктов впрок, конечно же, входило в женские обязанности.

Заготовка продуктов впрок, конечно же, входило в женские обязанности.


Практиковалось строгое разделение труда, если мужчины помимо общих работ занимались стройкой, заготовкой леса и дров, то женщины готовили, убирали, стирали, ухаживали за скотиной, занимались рукоделием и это помимо сезонных работ в поле. Мужчины работали согласно указке старшего, делать «женскую» работу считалось зазорным и недостойным. Поэтому даже если в пору жатвы у жены нагрузка утраивалась или она была на сносях, то и речи не шло о том, чтобы помочь ей поутру истопить печь. Несмотря на то, что женщины брали на себя существенную нагрузку и выполняли самую грязную и неблагодарную работу, их труд мало ценился.

Даже работа в полях по большей мере была женской обязанностью.

Даже работа в полях по большей мере была женской обязанностью.


После возвращения с полевых работ женщине предстояло приготовить вечерний прием пищи, покормить скотину, подоить коров, убраться по дому. Хорошо если у матери подрастали помощницы – девочки подростки, которые еще не успели выйти замуж, на них ложилась уборка по дому и присмотр за младшими членами семьи.
По субботам количество работы прибавлялось, традиционно это был банный день, а значит, помимо того что баню нужно истопить, воду натаскать, нужно еще и прибраться в доме, постирать, проследить за тем, что помылись все члены семьи.
Единственным развлечением, да и то с натяжкой, были «попрядухи» - вечера, когда женщины собирались для того чтобы заниматься рукоделием. Однако в те времена это было не для забавы и расслабления, а тяжелой обязанность каждой женщины – одевать членов своей семьи. Нередко на молодую женщину ложилась необходимость обшивать овдовевшего свекра или холостого деверя. На пошив одной рубашки уходило не меньше месяца, это вместе с ткацкими рабатами, которые требовали от крестьянки огромных сил и упорства.

Каноны красоты женщин-крестьянок и секреты ее сохранения



Даже родившись красавицей, после замужества можно было попрощаться с красотой.

Даже родившись красавицей, после замужества можно было попрощаться с красотой.


Было бы ошибочным думать, что тяжелая жизнь была веским основанием полностью забыть о своей женском происхождении и поводом оставить попытки удержать красоту. Тем более, что главным страхом женщин было «муж разлюбит», а потому некоторые попытки соответствовать представлениям о прекрасном, конечно же, предпринимались.
Молодухи больше всего боялись похудеть, загореть и потерять румянец. Именно эти три фактора и определяли каноны красоты тех лет, ну и коса, конечно же, коса – главный предмет гордости для русской женщины. Российские стандарты красоты были весьма гуманны и пока европейки использовали ртуть и свинец для отбеливания кожи, пытались регулировать размер стопы деревянными колодками, русские девушки протирались огурцом и простоквашей для белизны кожи и по возможности больше ели для приятной полноты.

Молодым девушкам, даже наличие младших братьев и сестер не мешало и работу по дому успеть, и на гулянки сходить.

Молодым девушкам, даже наличие младших братьев и сестер не мешало и работу по дому успеть, и на гулянки сходить.


Незамужние девушки перед вечерними прогулками наводили румянец свеклой, ею же красили губы. Брови подводили кусочком золы, сверху могли зафиксирвоать репейным маслом, а вот цвету ресниц внимания не уделялось, они так и оставались светлыми при темных бровях. Вместо пудры, для того чтобы обелить кожу, использовали муку.
Натуральный румянец считался признаком здоровья, а значит и будущая невеста была хорошим вариантом, немудрено, что девушки всячески старались сохранить этот оттенок своего лица. Например, с утра бегали в поле или к роднику, чтобы умыться росой или холодной водой, это, якобы помогало вернуть румянец. Немудрено, что кожа алела, учитывая, что этот ритуал проводился спозаранок, до начала утренних дел по хозяйству. Отсутствие загара и полнота свидетельствовали о хорошем достатке женщины. Она не загорела от тяжелой работы в поле, значит есть кому работать вместо нее, имеет приятную полноту – значит в семье вдоволь еды.

Девушка должна была быть не только красивой, но и работящей.

Девушка должна была быть не только красивой, но и работящей.


А вот с полнотой дело обстояло сложнее. Любой крестьянской семье было известно, что секрет барской полнотелости в сладостях и мучной выпечке. Но даже относительно богатые крестьяне не имели возможности кормить своих дочерей сдобой в таких объемах. На помощь приходила сметана, справедливо полагая, что жирный и густой продукт поможет девушкам стать более аппетитными, родители откармливали девочек, чтобы выгоднее выдать замуж. Для этого же давали дрожжи и хмель, считалось, что от них еще и прибавляется рост. Но и эти варианты подходили только для тех, кого относили к «крепко стоящим на ногах».
Если же все эти ухищрения не помогали, то в ход шли обманные пути. Под сарафан надевалось несколько слоев одежды, а там поди разбери какого размера невеста на самом деле. Однако и парни были не промах, руки и шея все равно выдавали истинный размер. Девушки же считали, что коралловые бусы делают шею толще, а кожу светлее. Но и их позволить себе могла редкая невеста.

Зачастую весь быт ложился на одни женские плечи.

Зачастую весь быт ложился на одни женские плечи.


Женская судьба была незавидной, выйди она замуж или останься без мужа, всюду ее подстерегали опасности и лишения и даже родители не были опорой и защитой. Как правило, замуж крестьянки выходили в 14-15 лет, дети появлялись в среднем каждые 2 года. Немудрено, что к 30-40 годам женщину уже считались старухами. Чем больше детей (читай, работников) она успеет родить к этому времени, тем сильнее и крепче будет ее семья, а ее старость относительно спокойной. Отношение к старикам было гуманным, они спали дольше всех, как правило, проводили время развлекая младенцев, но, не занимаясь тяжелым уходом за ним. Поэтому молодуха всегда грелась мыслью о том, что когда то займет место своей свекрови и будет бойко командовать невестками и даже ставить на место мужа. Относительно благополучной оказывалась судьба тех женщин, кто сумел прийтись к барскому двору, например кормилиц, почет и уважение им были гарантированы до самой старости.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4860
13.07.2020 11:35
В закладки
Версия для печати




Смотрите также