История и археология   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 0
0
-1 0
Разное    



Автора известнейшей скульптуры «Рабочий и колхозница» логично воспринимали художницей из народа. В реальности же Вера Мухина не была любимицей власти. Наследница миллионного состояния, супруга профессора-новатора прожила необычную жизнь. Хирурги восемь раз собирали её лицо заново, из-за чего Вера выглядела совсем не так, как до трагедии. Не рабочая и не колхозница совсем не отвечала советским понятиям. И все же как ей удалось стать лауреатом пяти Сталинских премий?


Богатая невеста



Знакомое всему СССР лицо после 8 операций. / Фото: www.carposting.ru

Знакомое всему СССР лицо после 8 операций. / Фото: www.carposting.ru


Вера родилась в Риге на исходе 19 века в зажиточной семье. Сегодня бы сказали, что ее близкие контролировали половину того города. Дед Веры заработал огромное состояние, торгуя зерном и смолой. Отец тоже принадлежал к купцам и меценатам. Мать же происходила из немецких врачей-интеллигентов, но умерла, когда Вера была совсем маленькой. В 14-летнем возрасте девочка лишилась и отца. При этом Игнатий Кузьмич успел дать детям качественное воспитание и блестящее образование.

Вере никогда ни в чем не отказывали. Она в волю наряжалась, играла заграничными куклами и часами рисовала. Увлечению живописью способствовало наличие полного арсенала – от богатейших наборов лучших красок и кистей до самой дорогой бумаги. Когда семья перебралась в огромный дом на берегу Черного моря в Феодосии, Веру обучали лучшие педагоги. Отец умер, и воспитанием сестер Веры и Марии занялся родной дядя из Курска. Иван Кузьмич был женат на добрейшей души женщине, окружившей сирот лаской и заботой. Девочки продолжали жить, ни в чем себе не отказывая, купаясь в роскоши и отдыхая на лучших курортах России и Европы.

Вера с сестрой. / Фото: www.cont.ws

Вера с сестрой. / Фото: www.cont.ws


Опекуны продолжили давать девочкам хорошее образование и планировали максимально удачно выдать их замуж. Наследницы огромного состояния Мухины считались завидными невестами, в череде женихов оставалось выбрать самых надежных и порядочных. В 20 Вериных лет сестры перебрались в Москву, поселившись в принадлежавшем их семье доме на Пречистенке. В первое время девушки были заняты исключительно светскими забавами: разъезжали по балам, принимали высокопоставленных гостей, путешествовали по окрестностям. И если Машу такая жизнь полностью устраивала, то Вера мечтала о другом. Начав посещать студию скульптуры Константина Юона, она открыла для себя новые горизонты, помимо живописи.

Новое лицо



Вера Игнатьевна с сыном. / Фото: www.mirumir.site

Вера Игнатьевна с сыном. / Фото: www.mirumir.site


В своем возрасте Вера выглядело нежно и очаровательно. Темные локоны традиционно собирались в высокую прическу по последнему писку моды, нетронутое косметикой лицо сияло. Девушка держалась достойно, двигалась грациозно и стала приметной гостьей на московских балах. А танцевать она обожала.

Сестры регулярно навещали своего дядюшку по праздникам. Поездка к нему на Орловщину планировалась и к Рождеству 1911-го. В его огромном имении должна была собраться вся многочисленная родня. В процессе празднований решили покататься на санках, и Вера радостно подхватила эту идею. Хохоча, она беззаботно неслась по крутому склону, лавируя между редкими деревьями. Но вдруг ее отбросило в сторону, девушка утратила управление, и за санками потянулась кровавая полоса. Когда подбежали первые свидетели аварии, они увидели страшную картину. Острый сук, торчавший из снега, срезал Верин нос, словно ножом.

Дальнейшее она вспоминала с трудом. Недели боли, суеты, врачей. В первый же день ее доставили к местному хирургу, который хоть и попытался восстановить ее лицо, но топорно. Девушке несколько дней не позволяли смотреться в зеркало. А когда она все же увидела свое отражение, то едва не потеряла сознание. Иван Кузьмич искал варианты. Он нашел в Париже специалистов по пластике, которые пообещали восстановить былую красоту Веры. Дядя задумал поездку еще и с целью развеять пострадавшую племянницу. И ему все удалось.

В Париже работа Веры покорила искушенную публику. / Фото: www.elika.spb.ru

В Париже работа Веры покорила искушенную публику. / Фото: www.elika.spb.ru


Конечно, лицо пришлось собирать восемь раз. А отвлечь Веру решено было любимым делом. Ее представили известному скульптору Бурделю, ученику самого Родена. И в его мастерской Вера определилась с делом всей жизни. Скульптура увлекал ее куда больше, чем живопись. В 1914-м Вера отправилась из Парижа в Москву на свадьбу сестры, планируя вернуться назад во Францию. Но грянула Первая мировая, и девушка решила учиться дома на сестру милосердия. Около трех лет она отработала в госпитале, часто падая от усталости. Там она и сблизилась с раненым молодым врачом Алексеем Замковым, приложив максимум усилий к его выздоровлению. В 1918-м они поженились.

Совсем другие «Рабочий и колхозница»



Страница советского журнала. / Фото: www.tours.lv

Страница советского журнала. / Фото: www.tours.lv


Муж Веры был очень талантливым ученым и изобрел один из первых гормональных препаратов. Когда его сын сильно заболел и от него отказались врачи, прооперировал ребенка в домашних условиях. Мальчик быстро окреп. Но в то время гениев называли выскочками и не особо жаловали в высоких кабинетах. Замкова поставили «на учет» со всеми вытекающими: допросы, угрозы, арест. При попытке побега Мухиных в Иран их поймали и конфисковали имущество. В Москву Вера смогла вернуться лишь после вмешательства в дело Максима Горького.

Но на этом неприятности не закончились. На деньги, доставшиеся в наследство, Вера купила мужу баснословно дорогой электронный микроскоп. Но когда Замкова снова обвинили в антисоветской пропаганде и шарлатанстве, правоохранители ворвались в его лабораторию разрушили там все, включая микроскоп. Алексею запретили дальнейшую профессиональную деятельность, и его сердце вскоре не выдержало.

Алексей Замков, муж Веры. / Фото: www.impressio.dir.bg

Алексей Замков, муж Веры. / Фото: www.impressio.dir.bg


Свою триумфальную скульптуру «Рабочий и колхозница» Вера Мухина начала создавать после смерти мужа и отнюдь не для ВДНХ. В 1937-м в Париже готовилась к открытию Всемирная выставка, поучаствовать в которой предложили и Мухиной. Из тончайших стальных листов художница сконструировала обнаженные фигуры мужчины и женщины. Цензура, разумеется, такое себе позволить не могла, и Веру заставили одеть свое детище.

В считанные дни Мухина как смогла налепила поверх тонкой работы элементы одежды, но даже спешка не помешала французам влюбиться в ее творение. Несмотря на просьбы иностранцев оставить скульптуру в Париже, «Рабочий и колхозница» вернулись домой. Мухина значительно переделала скульптуру, воссоздав ее из более плотных листов стали. И уже после ее работу утвердили для установки на ВДНХ.

Цензура влияет на искусство и в наше время. Почему отменили 7 уже полностью готовых к прокату фильмов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








2955
29.06.2024 19:15
В закладки
Версия для печати




Смотрите также