История и археология   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 1
+1
-1 0
Разное    


Закон о печати, отменивший цензуру вступил в силу в августе 1990 года. Хотя юридически это и означало, что системы, которая словно цербер охраняла светлые умы советских жителей от «вредной» и идеологически неправильной информации», больше нет, но ее отголоски звучат до сих пор. Как же советским идеологам удалось заставить работать цензуру так, чтобы население страны фактически соблюдало ее даже после отмены? Как редактировали публикации и правда ли что многие редакторы и публицисты поплатились не только свободой, но и жизнью за обычные опечатки?


При этом, накануне революции цензуры как таковой не существовало. Редакции уже не относили газетные оттиски цензору перед публикацией. Принцип наказания был примерно такой же, как и в современности. Ответственность наступала по факту выхода информации или ее распространения. Да и то, штрафы не были крупными, а тюремные наказания чисто символическими. Однако даже в этом революционеры увидели «душащие» народ устои. И сразу же после прихода к власти стали формировать четвертую власть по совершенно иному, современному принципу.

Большевики, которые сами для прихода к власти активно использовали средства массовой информации, пусть и подпольные, но газеты или листовки, прекрасно понимали насколько большее влияние печать и литература имеет на умы людей. Для начала были закрыты практически все газеты, чья идея была чуждой новой идеологии страны. Если не удавалось сделать это, не привлекая слишком много внимания, то ее приводили к эконмическому краху, например, запрещая к публикации рекламу. Так закрылись многие популярные издания, светила отечественной журналистики, имевшие шанс стать теми самыми газетами, с многовековой историей, традициями и народной любовью.

Главный цензор



Большевики придя к власти, сразу же ввели цензуру. / Фото: www.mixyfotos.ru

Большевики придя к власти, сразу же ввели цензуру. / Фото: www.mixyfotos.ru


Буквально сразу же после прихода к власти Ленин подписывает «Декрет о печати». Документ хоть и небольшой, но в нем даже есть объяснения тому, почему большевики отрицают как таковую свободу слова, которая, между тем, является неотъемлемым правом человека. По классическому сценарию виноватым во всем сделали буржуазию, заявив, что буржуазная пресса – есть одно из самых мощных оружий. В момент же, когда новая власть только укрепляется на местах, нельзя давать в руки врага столь мощное оружие.

Дальше все просто: свободная пресса может быть использована против нас, поэтому признаем ее враждебной и запретим. На собраниях представителям печати прямым текстом говорили о том, что, либо пишете о новой народной власти, либо не пишете вообще.

Ленин, будучи гениальным идеологом, придумал такие доводы, оказавшиеся более живучими, чем сам вождь. На протяжении существования СССР отсутствие свободы слова в стране объяснялось точно так же как в тот самом «Декрете о печати». Со временем это стало настолько очевидно, что уже даже не требовало объяснений. На самом деле, прежняя свобода слова – она буржуазная, ведь у рабочих и бедняков, своих газет и изданий отродясь не было. Вот большевики поэтому теперь все имеющиеся (буржуазные) газеты запретят, а рабочим помогут издавать свои, правдивые издания. Понятно, что теперь существовали только официальные газеты, издаваемые от имени рабочих.

Газета начала 1917 года. / Фото: www.rg.ru

Газета начала 1917 года. / Фото: www.rg.ru


В Конституции 1918 года сказано, что все СМИ и типография в стране принадлежат исключительно государству. Но и этого мало, контролировать приходилось даже самих себя.

Постепенно войдя во вкус, новая власть уже к 1922 году организовала вполне работающую систему, когда ничего в стране не могло выйти в печать, эфир, вообще как-то быть размножено без утверждения в Главном управлении по делам литературы и издательств. Сюда на согласование привозили абсолютно все. Начиная от романов и заканчивая почтовыми марками.

Справедливости ради стоит заметить, что ответственность за то, что в печать попали недопустимые фразы или опечатки, несли не только авторы строк, редакторы, но и цензор, согласовавший текст. Любой промах мог считаться контрреволюционной деятельностью со всеми вытекающими. Поэтому цензору проще было запретить, вырезать целые абзацы текста, нежели думать о том, как будет расценен тот или иной неоднозначный словесный оборот.

Инструментов у советской цензуры было множество, но самый простой, а главное действенный – запретить. Но даже то, что было разрешено к печати, доходило до читателя в искаженном виде. Цензуре было необходимо просеять все через два сита: политическое и моральное. Хотя про последнее бы правильнее было сказать пуританское. Особенно не стеснялись с переводами, здесь можно было поменять смысл произведения буквально подбором синонимов с другой эмоциональной окраской.

За опечатку – расстрел



Советской власти было о чем беспокоиться, ведь газеты и радио были основными источниками информации./ Фото: www.slonakupi.com

Советской власти было о чем беспокоиться, ведь газеты и радио были основными источниками информации./ Фото: www.slonakupi.com


Как уже указывалось выше, цензоры несли равную ответственность за прошедшие опечатки. Среди жертв политических репрессий немало редакторов, корректоров, осужденных за контрреволюционную деятельность. Наказания самые разные: от трех лет лагерей и до расстрела. Смертная казнь за опечатку? Примерно так мотивировала советская идеология следовать нормам цензуры.

Газета «Алтайская правда», к примеру, имеет богатый общения с чекистами из-за опечаток. Последние, справедливости ради, стоит отметить бывают самыми разными. Можно просто досадно перепутать буквы местами, а можно переделать одно слово в другое, изменив буквально букву, или пропустив ее, но при этом придать совсем иной смысл. К примеру, в одном из номеров «Алтайской газеты», прошло две опечатки, обе придавшие предложению совсем иной смысл. Если бы они прокрались в основной текст, возможно, резонанса бы и не было, но речь шла о заголовках.

В словосочетании «Конференция закрывается» последнее слово заменили на «зарывается», но это еще было не столь обидно, как другой заголовок, в котором «Англия и СССР обменялись ослами». Как понимаете речь шла о послах, а не о животных семейства лошадиных. Арестовали всех работников, причастных к созданию этого номера. Но самая вопиющая история произошла с редактором Семеном Телишевским в 1937 году. Ему уже неоднократно объявляли выговоры за вопиющее нарушение: больше двух раз перед именами Сталина и Ленина было пропущено «товарищ».

газета "Алтайская правда

газета "Алтайская правда


Но то, что случилось позже окончательно поставило точку не только в его профессиональной карьере, но и в жизни. В номер шла публикация телеграммы вождю, в которой были слова: «под вашим неизменным руководством» закралась опечатка, согласно которой руководство из «неизменного» превратилось в «низменное». В другом номере пропала частица «не» из текста «Классовая борьба продолжается, новые законы ее не ослабляют». Один раз героические организации вдруг стали «террористическими». Сначала редактора сняли с работы, затем исключили из партии, а потом и вовсе расстреляли.

Нет, подобное происходило не только в «Алтайской правде». Опечатки всегда были есть и будут. Так, в 1936 году в «Челябинском рабочем» прошла фраза «за 19 лет под куроводством партии Ленина-Сталина». В Воронежской газете, в материале о «Маскараде» Лермонтова желая написать «великосветская чернь», пропустили чернь великосоветскую. Однако чрезмерная бдительность не мешала доводить ситуацию до абсурда. К примеру, в 1937 году в газете «Красный север» прошла фраза «построим в нашей стране социализм». И этого оказалось достаточно для разбирательств в НКВД. В следующем номере газеты текст напечатали снова, заменив на «построили». Главным виновным тогда сделали корректора и лишили работы. Однако через год редактор газеты тоже был арестован и объявлен врагом народа.

"Уральский рабочий

"Уральский рабочий


Другую историю, произошедшую в «Уральском рабочем» в 1939 году, иначе как случайной не назовешь. Скорее она доказательство того, что в издательском деле нельзя предугадать абсолютно все. Так, на первой полосе был портрет товарища Сталина. На второй – иллюстрация японских милитаристов, которые прорываются к границам страны. Казалось бы, что могло пойти не так. Но кто-то догадался посмотреть газету на свет. Хотя что в этом необычного, часто приходится смотреть сквозь газету, особенно если ее, развернув, читает твой собеседник. Картинки на двух полосах газет совпали таким образом, что милитарист, вооруженный штыком, бежит прямо на товарища Сталина. Редактора арестовали.

Цензоры даже издавали своеобразную памятку из числа слов, с которыми нужно быть максимально аккуратными, ведь человеческий мозг работает так, что прочитывает слово целиком и встраивает его по смыслу в контекст. Поэтому некоторые опечатки и происходят столь часто. Итак, к 1939 году самыми частыми опечатками были: вместо «классовый» - «кассовый», «предатель» вместо «председатель», «намекают» вместо «намечают».

Учитывая жестокость наказания не стоит исключать и варианты диверсий, когда внутри самой редакции могли избавляться от неугодных руководителей, подставляя таким образом.

Между тем, в этот же период американская пресса свободна настолько, что по мнению мировой общественности, ее вседозволенность иногда граничит с безумием. Почему журнал "Time" накануне Второй мировой войны объявил Гитлера человеком года и как в редакции объяснили этот выбор.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








1405
19.05.2024 09:18
В закладки
Версия для печати




Смотрите также