История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    





56 автомобилей ведущих зарубежных и отечественных фирм – таков был к 1917 году размер гаража последнего русского самодержца. Огромный по тем временам автопарк был предметом гордости Николая II и зависти всех европейских монархов. Обслуживание элитных транспортных средств производилось опытнейшими специалистами и стоило государственной казне немалых денег.


Как создавалось Высочайшее учреждение императорского гаража. Классификация царских автомобилей

В Императорском гараже сразу сложились три группы автомобилей: императорский разряд, свитские машины и автопарк дворцового коменданта./Фото: motor.ru

В Императорском гараже сразу сложились три группы автомобилей: императорский разряд, свитские машины и автопарк дворцового коменданта./Фото: motor.ru


В 1903 году князь Владимир Орлов прибыл к государю в Царское Село на собственном моторе, как тогда называли автомобили. Поначалу Николай II настороженно отнёсся к этому виду транспорта, но очень скоро новинка полюбилась и стала привычной для всех членов венценосной семьи. Уже в 1905-м император обзавёлся немецкими авто Mercedes и французским Delaunnay-Belleville, которые положили начало автопарку Императорского гаража. А через два года по Высочайшему повелению государя в структуре Министерства Царского двора официально появилось новое учреждение – Императорский гараж.

Первоначально транспортные средства в нем были разделены на три категории. В первую группу вошли автомобили членов императорской семьи (так называемый царский разряд) – элитные модели известных фирм-производителей Меrсеdes, Delaunay-Belleville, Renault, Peugeot, Rolls-Royce. Вторую категорию составляли моторы царской свиты. Кроме импортных Panhard-Levassor, Daimler и Serex, в неё входили отечественные Lessner и «Руссо-Балт». Третья категория обслуживала Дворцовую комендатуру, обеспечивающую безопасность Николая II. Её представляли авто Меrсеdes, Darracq, Ford. Позднее в ведомство Императорского гаража добавилась группа хозяйственных автомашин (грузовики-платформы, тягач, автомобильная полевая кухня и пр.).

Чему обучали в Императорской школе шофёров, и кто был личным шофёром царя

Автомобилист, нарушивший правила в первый раз, наказывался штрафом до 100 руб., второй раз — арестом на две недели (но бывало и больше), третий — лишением права вождения автомобиля./Фото: avatars.mds.yandex.net

Автомобилист, нарушивший правила в первый раз, наказывался штрафом до 100 руб., второй раз — арестом на две недели (но бывало и больше), третий — лишением права вождения автомобиля./Фото: avatars.mds.yandex.net


По мере расширения царского автопарка актуальным становился кадровый вопрос. Тогда возникла идея создания учебного заведения для подготовки водителей и техперсонала. Такой структурой стала Императорская школа шофёров, инициатором создания которой был князь Орлов. Он же подобрал для государя личного водителя – 25-летнего француза Адольфа Кегресса, которому по совместительству вменялись обязанности заведующего Технической частью. Кегресс предоставил безупречные рекомендации и полностью оправдал их: водил машину на огромной скорости, но был при этом уверенным и предельно внимательным. Николай II высоко ценил своего персонального водителя, о чём свидетельствует зарплата Адольфа – более 4 тысяч рублей в год плюс премиальные к Рождеству и Пасхе.

От водителей, обслуживающих царскую семью, требовалось не только мастерски управлять транспортным средством, но и уметь устранить любую неполадку, возникшую в пути. Поэтому, кроме занятий по вождению, в программе Школы много времени отводилось на изучение материальной части и техобслуживанию автомобилей. Кроме того, будущие шофёры проходили специальный курс, ориентировавший их на принятие мер в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. В первую очередь, это было связано с тем, что Николай II ездил исключительно в открытых авто. Таким образом, выпускники Школы шофёров становились специалистами широкого профиля – высококлассными водителями, отличными механиками и надёжными телохранителями.

Как обеспечивалась безопасность царя на дороге, и как решался вопрос спецномеров и спецсигналов

На охрану автомобильной дороги протяжённостью 59 вёрст (примерно 63 км) выделялось три жандармских и пять полицейских офицеров, 38 конных стражников, три эскадрона кавалерии, сотня казаков, а также 224 пеших стражника./Фото: s12.stc.all.kpcdn.net

На охрану автомобильной дороги протяжённостью 59 вёрст (примерно 63 км) выделялось три жандармских и пять полицейских офицеров, 38 конных стражников, три эскадрона кавалерии, сотня казаков, а также 224 пеших стражника./Фото: s12.stc.all.kpcdn.net


С появлением царского автомобильного транспорта возникла необходимость разработки новых мер по обеспечению безопасности передвижения государя и членов его семьи. За город традиционно направлялись наряды для охраны дороги, по которой следовал императорский кортеж. Специальные отряды следили за тем, чтобы во время движения царского авто встречающийся гужевой транспорт был удалён от проезжей части на определённое расстояние, дабы избежать несчастных случаев из-за пугливости лошадей. Ещё одной мерой предосторожности был осмотр канав, оврагов и зарослей на пути следования царя, а также проверка надёжности мостов.

Во избежание непредвиденных ситуаций из-за поломки основной машины в царском кортеже непременно присутствовал запасной автомобиль. В пределах города необходимо было при приближении правительственного мотора к перекрёстку вовремя остановить движение – так, чтобы не препятствовать проезду императора и одновременно с этим не создать «пробки». Большое внимание уделялось антитеррористическим мероприятиям. Так, распоряжением Министерства внутренних дел с целью конспирации предписывалось водителям периодически менять одежду и головные уборы, подавать автомобиль в разное время, а иногда держать его у подъезда без определённой цели или отправлять в рейс без пассажиров.

Для учёта транспорта, находящегося в ведении Императорского гаража, в конце 1911 года были ведены номерные знаки. Машины членов семьи Романовых имели табличку синего цвета с белой императорской короной и литерой «А». Фельдъегерский транспорт получал в Городской управе стандартные номера с буквой «Б». Личный транспорт государя номерных знаков не имел, зато был оснащён спецсигналами: вместе с обычным клаксоном использовались сирена, ревун в несколько тонов; были установлены фара-прожектор (по центру) и дополнительные фары по бокам.

Ноу-хау Кегресса – «лекарство» от русского бездорожья

Полугусеница (изобретение Кегресса) – «лекарство» от русского бездорожья./Фото: motor.ru

Полугусеница (изобретение Кегресса) – «лекарство» от русского бездорожья./Фото: motor.ru


Личный шофёр Николая II был не только водителем-асом. С лёгкой руки Кегресса царскосельские гаражные мастерские стали своего рода лабораторией по разработке вездеходов. Эта идея возникла у Адольфа из-за затруднённого передвижения вследствие исконного русского бездорожья, особенно в зимний период.

Повышения проходимости Кегресс добился, превратив обычный автомобиль в полугусеничный. Изобретатель предложил заменить задние ведущие колеса гусеницами, изготовленные первоначально из верблюжьей шерсти, а впоследствии – из прорезиненной ленты. Оптимальная конструкция гусеничного вездехода была создана после длительных изысканий методом проб и ошибок. Одна из модификаций предусматривала установку лыж, способных поворачиваться вместе с колёсами. Автосани Кегресса нашли практическое применение во время Первой мировой войны.

А после революции все это богатство досталось уже совершенно другим людям.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







1675
29.11.2019 12:12
В закладки
Версия для печати




Смотрите также