История и археология   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 1
+1
-1 0
Разное    



Прошло уже полтора столетия с тех пор, как новаторский вклад Пастера и Коха помог заложить основы лечения инфекционных болезней. Только по сей день, даже медработников иногда весьма сложно убедить в серьёзном отношении к такой простой вещи, как мытьё рук. Что уж говорить о детях? Статистика же неумолима: отсутствие гигиены приводит к миллионам смертей по всему миру каждый год. Впервые о важности подобных мероприятий заявил ещё в 1846 году венгерский доктор по имени Игнац Земмельвейс. Почему же коллеги всегда игнорировали его исследования и отказывались признавать их приоритет?


Молодой гений и его новаторские идеи



В Венгрии середины 19 века некий молодой врач по имени Игнац Земмельвейс только получил степень доктора медицины. Он обучался в Венском университете. Его тут же назначили ассистентом родильного дома Главного госпиталя Вены. В обязанности Земмельвейса входило обследование пациентов каждое утро. Он должен был подготовить все данные к приходу профессора, который потом совершал обход. Игнац наблюдал за трудными родами, обучал студентов акушерству, а также вёл записи историй болезни.

Игнац Земмельвейс.

Игнац Земмельвейс.


При больнице было два родильных дома. В одном работали врачи и студенты-медики, а в другом — женщины-акушерки. Молодой доктор заметил, что в первом смертность рожениц и новорождённых выше в целых три раза. Он решил заняться выяснением причин. Конечно, врачи-мужчины не могли быть обучены хуже женщин-акушерок. Так почему же у последних показатель смертности пациентов в разы ниже?

Земмельвейс со всем тщанием приступил к расследованию. Он изучил все сходства и различия двух клиник, чтобы исключить возможные причины. Первое, на что наткнулся Игнац, было то, что акушерки, в отличие от мужчин-врачей, укладывали рожениц во время родов на бок, а не на спину. Доктор провёл в своей клинике эксперимент и стал делать так же. На родильную горячку это никак не повлияло и смертность осталась на том же уровне.

Венская центральная больница, XIX век.

Венская центральная больница, XIX век.


Тогда Земмельвейс обратил внимание на другой факт. Дело в том, что каждый раз, когда кто-то в палате его клиники умирал от родильной горячки, священник медленно проходил по коридору, мимо женских коек, а дежурный звонил в колокольчик. Врач предположил, что звон пугает обессиленных родами женщин, они заболевают горячкой и умирают. Игнац приказал священнику изменить маршрут и запретил звонить в колокольчик, но это не принесло никаких позитивных результатов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Зачем беременные и роженицы в Средневековье носили пояса из пергамента, и что было изображено на этих аксессуарах

Медицинский прорыв



Неожиданный прорыв наступил в 1847 году. Толчком послужила смерть лучшего друга и коллеги Земмельвейса, Якоба Коллечка. Накануне он вскрывал пациентку, скончавшуюся в результате родильной горячки и случайно поранил себя скальпелем. Вскрытие самого Коллечка показало ту же патологию, что и у пациенток, умиравших от послеродовой горячки. Доктор сразу смекнул, что здесь есть прямая связь.

После недолгих размышлений, Земмельвейс понял, что упустил из внимания одно небольшое различие межу клиниками. Дело в том, что в его больнице врачи-мужчины начинали утро со вскрытия трупов женщин, умерших прошлой ночью. После этого они отправлялись сразу в родильное отделение. Между тем, руки они не мыли практически никогда. Акушерки же никаких вскрытий не проводили.

Игнац решил, что на руках врачей и студентов-медиков после вскрытия оставались заразные частицы. Этими руками они прикасались к здоровым роженицам и заражали их послеродовой лихорадкой. Земмельвейс обязал всех мыть руки. Каждый раз перед входом в родильное отделение все врачи и студенты были обязаны тщательно вымыть руки хлорной водой и почистить ногти. Почему хлорной водой, ведь Земмельвейс тогда ещё не знал о мощных дезинфицирующих свойствах данного вещества? Ответ прост: хлор был выбран потому что он весьма эффективно удалял гнилостный запах, остающийся на руках от инфицированных тканей при вскрытии.

Разгадка оказалась довольно простой - нужно было всего-то помыть руки.

Разгадка оказалась довольно простой - нужно было всего-то помыть руки.


Почему коллеги игнорировали выводы Земмельвейса



После этого наступило настоящее чудо. Инфицирование родильной горячкой, а, соответственно, и смертность снизились практически до нуля. В течение целых двух месяцев никто из рожениц не скончался — это было немыслимо для тех времён! На этом фоне кажется весьма странной реакция коллег на открытие Земмельвейса. Доктора, особенно почтенного возраста, отказывались признавать его выводы. Им казалось, что эта гипотеза выставляет их в очень плохом свете. Именитый врач и порядочный джентльмен не может иметь нечистых рук! Теорию о «трупных частицах» высмеивали, считая противоречащей существующим на тот момент медицинским постулатам.

Коллеги бесконечно высмеивали Земмельвейса.

Коллеги бесконечно высмеивали Земмельвейса.


Медицинское сообщество почти полностью игнорировало теорию «грязных рук» Земмельвейса. Тот был настолько поражён реакцией коллег, что начал строчить гневные письма всем европейским светилам от медицины. Не помня себя, он клеймил их невеждами и убийцами. Это не очень способствовало принятию его гипотезы, зато весьма способствовало росту количества врагов. В результате из Вены «неудобного» доктора сослали в Будапешт. Там он стал главным врачом акушерского отделения небольшой больницы и ввёл обязательное мытьё рук.

Игнац Земмельвейс моет руки хлорированной водой перед операцией.

Игнац Земмельвейс моет руки хлорированной водой перед операцией.


В клинике Земмельвейса практически никогда не было случаев смерти от родильной горячки. В 1855 году Земмельвейс стал профессором акушерства Пештского университета. Там он ввёл те же правила и снова результаты оказались впечатляющими. Через пять лет гениальный врач опубликовал свой труд под названием «Этиология, концепция и профилактика родильной горячки». В нём он описал все свои выводы и сделанные открытия, также посетовал на непринятие их медицинским сообществом. Книгу раскритиковали в пух и прах.

Коллеги не могли принять простых выводов Земмельвейса, которые ставили их в неудобное положение.

Коллеги не могли принять простых выводов Земмельвейса, которые ставили их в неудобное положение.


ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Почему Святая инквизиция так яростно преследовала первого пластического хирурга: Врач Тальякоцци

Трагический конец спасителя матерей



Земмельвейс впал в настоящую депрессию. Он утомил даже собственную супругу. В результате против врача составили настоящий заговор. Его убедили в том, что ему нужно отдохнуть и отправили на «курорт». Когда Игнац с женой и сыном прибыл в Вену, то друг уговорил его погостить у него денёк. Потом Земмельвейса под видом экскурсии в новую клинику заманили в психиатрическую лечебницу, где просто заперли.

Башня дураков — старейшая в Европе больница для душевнобольных. Входила в состав Венской центральной больницы.

Башня дураков — старейшая в Европе больница для душевнобольных. Входила в состав Венской центральной больницы.


Что было дальше, по сей день покрыто непроглядным мраком тайны. Все записи о недолгом пребывании Игнаца в психушке были сделаны уже после его смерти. Совершенно очевидно, что только с одной целью — скрыть то, что произошло там на самом деле. Факты говорят о том, что Земмельвейс был до полусмерти избит санитарами лечебницы, как предполагают исследователи, при попытке побега. Скончался он из-за сепсиса, того, с чем доктор боролся всю свою профессиональную врачебную практику. Какая жестокая ирония...

Медицинские журналы того времени даже не упомянули о гибели гениального доктора. У Венгерской ассоциации врачей и естествоиспытателей было правило, согласно которому памятная речь должна была произноситься в честь члена, умершего в предыдущем году. Об Игнаце никто даже не вспомнил. Его вдова сменила фамилию, а на похоронах не было никого, кроме пары друзей.

В медицинских кругах все старались просто забыть об Игнаце Земмельвейсе.

В медицинских кругах все старались просто забыть об Игнаце Земмельвейсе.


После кончины Земмельвейса, его преемником стал доктор Янош Дишер. Тут же смертность среди рожениц увеличилась в рекордные 6 раз! Медики молчали. Никто не желал признавать труды и результаты покойного гения. Молодые врачи и студенты, которые с энтузиазмом следовали простым правилам Земмельвейса, натыкались на глухую стену непонимания и осуждения со стороны маститых профессоров, которые не желали признавать своей причастности к гибели тысяч женщин.

Врачи не хотели признавать того, что ответственны за гибель тысяч женщин.

Врачи не хотели признавать того, что ответственны за гибель тысяч женщин.


Потребовалось долгих 20 лет и неизвестное количество смертей женщин, чтобы медицинское сообщество наконец признало разумность выводов Земмельвейса. Сегодня его называют пионером антисептических процедур, «отцом гигиены» и «спасителем матерей». Конечно, ему и тысячам умерших женщин уже всё равно, но настоящие и будущие поколения обязаны своей жизнью этому, практически безвестному, до смерти преданному своей профессии, врачу.

Памятник спасителю матерей - Игнацу Земмельвейсу.

Памятник спасителю матерей - Игнацу Земмельвейсу.


Очень часто гениев при жизни никто не ценит. Прочтите в другой нашей статье об ещё одном талантливом эскулапе, который умер всеми забытый и без гроша в кармане:как доктор-самозванец спас тысячи детских жизней и изменил курс медицинской науки.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








2110
3.08.2023 17:24
В закладки
Версия для печати




Смотрите также