История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    



Имя Бориса Савинкова еще в дореволюционные времена беспокоило царскую охранку, а имперские жандармы не без оснований считали его первым в России террористом. Жизненный путь революционера до мозга кости противоречив, как и все содеянные им преступления государственного масштаба. Неоднозначна и настигшая Савинкова после Октябрьского переворота метаморфоза, когда непримиримый борец с царизмом в одночасье превратился в злейшего врага советского режима. Да и версий смерти персонажа несколько.


Враг самодержавия и революционер до мозга костей

Террорист Российской империи и успешный писатель. /Фото: russkajakniga.ee

Террорист Российской империи и успешный писатель. /Фото: russkajakniga.ee


Революционер-«многостаночник» рос в благополучной семье помощника варшавского прокурора и журналистки, разделяя безоблачное детство с тремя братьями и сестрой. Уже в студенческие годы Бориса исключили из Петербургского университета за участие в молодежных беспорядках. К началу XX века за плечами Савинкова значились неоднократные аресты за революционную деятельность. В 1902-м он был выслан в Вологду. Умудрившись бежать из ссылки, в Женеве Борис примкнул к эсерам и пополнил ряды боевого крыла. Демонстрируя решительность и прагматичность, Савинков быстро зарабатывает славу одного из опаснейших террористов. Он лично участвует в организации в России терактов.

С разоблачением лидера эсеровских боевиков Азефа новым предводителем становится Савинков. Когда его группировка совершает убийство адмирала Чухнина, Бориса приговаривают к высшей мере наказания. Но после подкупа охраны гауптвахты он снова бежит, на этот раз в Румынию. В разлуке с террористической деятельностью Савинков под псевдонимом Ропшин пробует себя в роли писателя-мемуариста, публикуя книгу «Воспоминания террориста». С первых дней Первой мировой ударяется в военную журналистику, выдавая на-гора документальные заметки. Но крылья эмигранта скованы вне привычной радикальной активности.

Терроризм Савинкова

Савинков поучаствовал во множестве громких терактов на территории России. /Фото: img03.rl0.ru

Савинков поучаствовал во множестве громких терактов на территории России. /Фото: img03.rl0.ru


В своем новом писательском амплуа Савинков открыто делится с читателем собственными «подвигами», философствуя на тему терроризма. Ярый борец с самодержавием, радикальный эсер, руководитель боевой группы успел прославиться громкими покушениями на высокопоставленных царских чиновников и представителей императорской фамилии. В послужном списке новоявленного литератора — убитые эсеровской взрывчаткой царский министр Плеве, сын Александра II Великий князь Сергей Александрович. На счету эсера - покушение на московского генерал-губернатора Дубасова и организация убийства известного революционного священника Гапона.

Являлся Савинков и автором плана покушения на Николая II, который сорвался лишь после доноса. Жизнь террориста в постоянном нервном напряжении всерьез отразилась на мировосприятии Бориса. По воспоминаниям русского писателя Куприна, встречавшего Савинкова во французской Ницце, революционер страдал манией преследования. Переступив нравственный Рубикон, он уже не знал препятствий в борьбе за идеологию. Сопутствующие человеческие жертвы давно не рассматривались серьезным аргументом.

Перевоплощения прирожденного бунтаря

Савинков пока еще в компании Корнилова. /Фото: ic.pics.livejournal.com

Савинков пока еще в компании Корнилова. /Фото: ic.pics.livejournal.com


Беспорядки в России стали для Савинкова глотком чистого воздуха. Вернувшись на родину в апреле 1917-го, он за пару месяцев преодолел путь к должности комиссара Юго-Западного фронта. И уже летом стал заместителем военного министра. В августовский корниловский мятеж даже побывал в кресле военного губернатора Петрограда и командующего войсками Петроградского военного округа. Союзник Корнилова отнесся к Октябрьской революции отрицательно, подав в отставку. К тому моменту его исключили и из эсеров, и Савинков быстро перекочевал в ряды врагов партии. Создал «Союз защиты Родины и свободы», планируя теперь уже антибольшевистские восстания в Москве, Ярославле, Казани. Организацию быстро раскрыли, и Савинков бежал в Уфу, где обосновалось Временное Всероссийское правительство на не подконтрольной большевикам территории. Быстро сориентировавшись в коллективе новых коллег, Борис отправился во Францию за поддержкой Антанты. Следом добился встречи с Пилсудским и Черчиллем – главными противниками Советской России.Под крылом Пилсудского Савинков формировал русские подразделения, участвовавшие в советско-польской войне, поставив под ружье несколько десятков бойцов.

Возрождение уничтоженного «Союза защиты Родины и свободы» стало попыткой пристроить ставшие ненужными русские подразделения и очередной сменой вектора. Белое движение борьбу за Россию проиграло, и Савинков задумался над собственной эсеровской партией. Теперь он выступал против большевиков и монархистов, обещая всем народам самостоятельность, а крестьянам – земли. Однако народный бунт Савинкова провалился, Пилсудский потерял в Польше власть, а тамошние чиновники не спешили ссориться с новой Россией. В 1922 году Борис Савинков попал в разработку ОГПУ.

Тюрьма и странный исход

Версий кончины Савенкова две. /Фото: pbs.twimg.com

Версий кончины Савенкова две. /Фото: pbs.twimg.com


В результате профессионально разработанной операции чекистов «Синдикат-2» в августе 1924-го Бориса Савинкова выманили в Советский Союз. Его арест не заставил себя ждать. В процессе судебных заседаний бывший террорист и идеолог-организатор Белого движения открыто признавался в своей убежденной антисоветской деятельности. Первым приговором стал расстрел, но через время высшую меру сменили на десятилетний срок тюремного заключения.
Если опираться на официальную версию, в мае 1925-го Борис Савинков собственноручно свел счеты с жизнью, выбросившись из окна тюремного коридора пятого этажа.

Традиционно иного мнения о гибели революционного деятеля придерживался Солженицын. В своей работе «Архипелаг ГУЛАГ» автор настаивал на версии убийства Бориса Савинкова чекистами. В своих утверждениях Солженицын ссылался на предсмертные откровения в лагерном лазарете латышского нквдэшника Артура Штрюбеля. Тот якобы рассказывал, что являлся членом группы пятерых сослуживцев, своими руками выбросивших Савинкова через окно на каменный настил тюремного двора.

Террористы позднего времени использовали совершенно другие методы. Они брали в заложники целые школы с детьми.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







6780
30.06.2021 19:55
В закладки
Версия для печати





Смотрите также