Литература   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен




+1 0
0
-1 0
Разное    



Она была замужем и крутила роман с Маяковским. И тут появился ОН – ему 42, он высок, широкоплеч, обаятелен, начитан и образован… И вся Москва знает о его «безобразных кутежах». Могла ли Лиля Брик пропустить такого шикарного мужчину с партийной карьерой, окружённого ореолом приключений и героизма? Конечно, нет!


Зима 1924 принесла Владимиру Маяковскому очередной разрыв с Лилей Брик. Он получил от неё записку: «Ты обещал мне: когда скажу, спорить не будешь. Я тебя больше не люблю. Мне кажется, что и ты любишь меня много меньше и очень мучиться не будешь».

Справедливости ради стоит сказать, что Брик и Маяковский расходились и раньше. Они оба заводили интрижки на стороне, если эта формулировка уместна для их странного тройственного союза. Ведь официально Лиля была женой Осипа Брика – литературоведа, публициста и сотрудника ГПУ. Маяковский делил с Бриками кров, мужчины делили одну женщину и при этом оставались хорошими друзьями.

Супруги Брик и друг семьи Владимир Маяковский.

Супруги Брик и друг семьи Владимир Маяковский.


В конце 1922 года Лиля дала Маяковскому «отвод от свиданий» на 2 месяца. За это время «рупор революции» измучился совершенно, но зато написал одну из лучших своих поэм – «Про это». Но новая записка была совершенно другой – в первый раз Лиля заявила Маяковскому, что не любит его. И произошедшее имело под собой вескую причину – и Лили Брик появился новый мужчина. Александр Краснощёков был личностью многогранной – революционер и директор банка, за которым вилась слава любителя приключений. Историк Бенгт Янгфельдт говорил о нём: «Человек исключительной – даже для той исключительной эпохи – судьбы... В плане ума, стиля и образованности он полностью соответствовал требованиям Лили».

Абрам Краснощек, которого хвалил сам Ленин


Абрам Краснощек (именно так звали на самом деле Краснощёкова) родился в семье еврейского портного в Чернобыле в 1880 году. В 16 лет стал участником революционного движения. Был отправлен в ссылку. В 1902 году ему удалось через Германию сбежать в Нью-Йорк. Там он работал портным, но сумел получить учёную степень по праву и экономике.

Абрам Краснощек в 1920 году.

Абрам Краснощек в 1920 году.


После Февральской революции 1917 года Краснощеков вернулся в Россию и сразу вступил в партию большевиков. Участвовал в боях с белыми на Дальнем Востоке. А в 1920 году провозгласил Дальневосточную республику (ДВР) и сам стал стал одновременно главой ее правительства и министром иностранных дел. Советская Россия сначала признала новую республику, поскольку эта территория стала выгодной буферной зоной на границе с Японией. Но уже в конце 1921 республику Краснощёкова присоединили к РСФСР.

Александр Краснощеков обращается к народу с товарного вагона после взятия Читы войсками Красной армии 1 ноября 1920 г.. / Фото: из книги Бенгт Янгфельдт

Александр Краснощеков обращается к народу с товарного вагона после взятия Читы войсками Красной армии 1 ноября 1920 г.. / Фото: из книги Бенгт Янгфельдт


Вождь пролетариата Владимир Ильич Ленин был знаком с Краснощёковым лично и отзывался о нём как об «энергичном и ценном работнике, который знает все языки». В 1923 году Краснощёкову доверили пост главы советского Промбанка, и он написал книгу «Финансирование и кредитование в промышленности» – настольный учебник для банкиров молодой советской России.

В дневниках анархистки Эммы Гольдман можно найти такие воспоминания о Краснощёкове: «… приехал в Москву из Сибири в «собственном железнодорожном вагоне, привез с собой многочисленный провиант, личного повара и пригласил нас на первый настоящий пир в Москве. Он остался таким же свободным и щедрым человеком, каким был в Штатах».

Лиля и Абрам: от любви до разочарования

Лиля Брик могла очаровать мужчину одним только взглядом.

Лиля Брик могла очаровать мужчину одним только взглядом.

Летом 1922 года Краснощёков снимал дачу по соседству с Лилей Брик – там они и сошлись. А уже вскоре об их романе судачили по всей Москве. Впрочем, Лиля и не собиралась ничего скрывать – это было против её принципов. Лиля писала сестре Эльзе в Европу: «У нас начался сумасшедший роман... Володя жутко к нему ревновал, а вот Осипа мой роман не только не раздражал, а даже веселил».

Дачные посиделки на даче Бриков.

Дачные посиделки на даче Бриков.


Маяковский отреагировал на записку своей любовницы стихотворными строками:
Я теперь свободен
от любви и от плакатов.
Шкурой ревности медведь
лежит когтист.


Когда Лиля писала записку Маяковскому, её новый возлюбленный был уже в тюрьме. Его арестовали по обвинению в растрате: он давал ссуды под низкий процент своим родственникам, а еще устраивал оргии в гостиницах Москвы и Петрограда – и с приглашенными цыганами расплачивался чистым золотом. И ещё в вину Краснощёкову вменяли тот, что он содержит жену на государственные деньги. Да, во время бурного романа с Лилей Брик он состоял в официальном браке и воспитывал дочь и сына. А ещё обвинителям не давали покоя «буржуйские» увлечения Краснощёкова: он жил на дорогой даче и разводил лошадей.

Пока банкир-растратчик сидел в тюрьме, Лиля не только носила ему передачи, но и взяла к себе жить его 14-летнюю дочку Луэллу. Девочка привязалась к Лиле безмерно, и до своих последних дней (а умерла Луэлла в 2002 году) он отзывалась о Брик с теплотой. В своих воспоминаниях Луэлла писала: «В один из первых дней моей жизни на даче Лиля сказала мне: тебе будут говорить, что я целуюсь со всеми под любым забором – ничему не верь, а сама меня узнай. Я узнала ее и знаю, что она самая замечательная женщина на свете».

Была знакома Луэлла и с Маяковским. Несмотря на то, что ему дали отставку, он всегда был на связи с Бриками: жил с ними и на даче, и в Москве. Луэлла вспоминала, что Маяковский каждый раз привозил ей по 7 плиток шоколада – на каждый день по плитке.

Луэлла Краснощекова в Пушкине со Шкловским, Маяковским, Асеевым и Борисом Кушнером (на заднем плане). Фото Александра Родченко, 1924 г. / Фото: из книги Бенгт Янгфельдт

Луэлла Краснощекова в Пушкине со Шкловским, Маяковским, Асеевым и Борисом Кушнером (на заднем плане). Фото Александра Родченко, 1924 г. / Фото: из книги Бенгт Янгфельдт


На суде, который состоялся в 1924 году, Краснощёков был сам себе адвокатом. В свой оправдание он заявил, что директор банка должен быть «гибок и самостоятельно определять проценты кредитов». По его словам, «представительские расходы» при его должности просто необходимы. А роскошную дачу он назвал «брошенным домом» и своим единственным жильём. Но его блестящая речь не помогла – Краснощёкова осудили на 6 лет.

Но уже через год Краснощёков вышел на свободу. В тюрьме он не терял время даром - написал научный труд об американской банковской системе. И довольно быстро после выхода из заключения получил новую должность – стал главой Института нового лубяного сырья.

А вот связь с Лилей сошла на нет. Ещё на суде стало понятно, что кроме законной супруги и Брик Краснощёков крутит роман со своей секретаршей Донной Груз. В 1934 году она станет его официальной женой и родит ему девочек-двойняшек.
А Лиля вновь стала благоволить Маяковскому. За месяц до неожиданного освобождения Краснощекова поэт писал ей из Парижа: «Хочешь ли хоть немного меня видеть?» «Очень хочу видеть. Соскучилась. Целую», – отвечала Брик. Но это не помешало ей параллельно завести новый роман: с режиссером Львом Кулешовым.

Как сложились судьбы главных героев этой истории


В 1937 году Александра Краснощекова арестовали во второй раз и после быстрого суда расстреляли. В 1930 году покончил с собой Маяковский. Буквально за несколько лет до своего ухода он отдалился от Лили – влюбился и чуть было не женился на русской эмигрантке Татьяне Яковлевой. А последней его любовью стала 22-летняя актриса МХАТа Вероника Полонская.

Лиля Брик развелась с мужем в 1925 и ещё несколько раз побывла замужем. Умерла она в 86 лет в 1978 году.

Вместо послесловия

На груди носит цепочку с обручальным кольцом Маяковского, на пальцах - бриллианты .

На груди носит цепочку с обручальным кольцом Маяковского, на пальцах - бриллианты .

Фаина Раневская вспоминала, как в конце 1940-х Лиля Брик заходила к ней в гости: «Она еще благоухает довоенным Парижем. На груди носит цепочку с обручальным кольцом Маяковского, на пальцах бриллианты, – писала Раневская. – Сказала, что отказалась бы от всего, что было в ее жизни, только бы не потерять Осю. Я спросила: «Отказалась бы и от Маяковского?» Она, не задумываясь, ответила: «Да, отказалась бы и от Маяковского. Мне надо было быть только с Осей». Бедный, она не очень его любила…»

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:










6355
8.01.2023 21:25
В закладки
Версия для печати





Смотрите также