Живопись   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 0
0
-1 0
Арт    



Орест Кипренский стал настоящей звездой в романтичной Италии. Но прославился российский портретист далеко не только благодаря своему таланту к живописи. Куда больший интерес вызывала его личная жизнь. Например, его подозрительные отношения с приемной дочерью вызывали очень много вопросов. И это еще не все.

Итальянская жизнь


О. А. Кипренский, автопортрет, 1828 год

О. А. Кипренский, автопортрет, 1828 год

Орест Кипренский, который заслужено носит звание одного из самых талантливых русских портретистов на свет появился в 1782 году. По имеющимся документам, мать и отец будущего художника были крепостными. Но биографы полагают, что он был внебрачным сыном помещика Алексея Дьяконова, и именно он позволил своему незаконнорождённому отпрыску уйти на свободу.

Кипренский окончил Академию Художеств в 1803 году и с тех самых пор мечтал о том, как поедет в Италию. Эта страна, словно, была создана для того, чтобы в ней рождались настоящие шедевры. И в 1816 году мечта Ореста сбылась. Кипренскому повезло: он находился под покровительством императрицы Елизаветы Алексеевной, и она из личных средств выделила ему деньги на поездку в Рим. И там его жизнь круто изменилась.

Талантливый молодой человек не остался незамеченным. Его творения обрели популярность и высокие оценки. Художнику поступило невероятно лестное предложение: написать свой портрет для флорентийской галереи Уффици. Там собралась уже внушительная коллекция автопортретов великих художников. И Кипренский был первым из русских художников, кому предоставили такую честь.

И как раз тогда, когда мастер получил всемирное признание и к его личности было приковано повышенное внимание.

Девочка в маковом венке


О. А. Кипренский, Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке", 1819.

О. А. Кипренский, Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке", 1819.

Картина «Девочка в маковом венке» была принята очень тепло. На полотне изображена милая девочка, похожая на ангела. На ее голове маковый венок, а щеки украшает трогательный румянец. Девочка слегка улыбается и просто очаровывает зрителя. Но за невинно красотой скрывается непростая судьба и место Кипренского в этой истории довольно странное.

Девочку с картины звали Анна-Мария Фалькуччи. Но звали малышку просто Мариучча. В ее жизни Кипренский появился случайно: он как раз искал натурщицу для полотна «Анакреонова гробница». Картину эту он так и не закончил, все осталось на этапе набросков. Но во время работы над «Анакреоновой гробницей» Кипренский привязался к девочке. Странная немного болезненная красота темноволосого ребенка его чем-то зацепила.
Мама Мариуччи была женщиной бедной, при этом вела она распутный по меркам того времени образ жизни.

Кипренский предложил матери деньги в обмен на девочку и та без угрызений совести продала своего ребенка.
Так маленькая натурщица стала жить в квартире русского портретиста. Но мать девочки оказалась те так проста: она начала шантажировать художника и каждый раз суммы вымогательств становились больше.

В своих письмах друзьям Орест Адамович писал о Мариучче, и немало. Но все эти упоминания были несколько странными. К примеру, он писал, что ему приносит удовольствие ее покорность, ему нравилось, что его мнение для нее стало правилом, а желание – законом. Странные и неоднозначные высказывания, учитывая, что речь идет о ребенке и взрослом мужчине.

Труп натурщицы


О. А. Кипренский, Автопортрет, фрагмент, 1820

О. А. Кипренский, Автопортрет, фрагмент, 1820

Не успели немного поутихнуть разговоры о нездоровых отношениях Кипренского с маленькой девочкой, как появился новый скандал: было обнаружено бездыханное тело одной из его натурщиц.

Стало известно, что жизни женщина лишись при странных обстоятельствах. Убийца завернул жертву в холст, полил скипидаром, а затем поджог. А еще страшнее то, что девушка сгорела заживо. Прошло еще несколько дней и от какой-то неведомой болезни умер еще один человек из окружения – молодой слуга-итальянец.

Несколько смертей вокруг художника вызвало много разговоров. Сам Орест Адамович заявил, что смерть натурщицы – дело рук слуги. Якобы, парень убил барышню, потому что подцепил от нее сифилис. Но вот только при жизни не удалось поговорить с умершим парнем, а полиция не спешила заниматься делом. Тем временем из-за отсутствия информации начали распространятся самые разные слухи. Например, говорили, что Кипренский сжег девушку, слугу, который был свидетелем, он тоже «убрал», а потом еще и обвинил последнего в преступлении.

Еще поговаривали, что той самой мертвой натурщицей был на самом деле мать Мариуччи. Предполагалось, что женщина могла требовать слишком много денег или вовсе хотела забрать ребенка. Но эта версия оказалась ложью. Биографами были обнаружены письма, которые доказывают, что мать девочки даже после гибели натурщицы продолжала требовать деньги у художника. Но правда тогда мало кого бы заинтересовала, ведь художник-душегуб это так интересно.

Жизнь после этих загадочных смертей у Кипренского сильно изменилась. От него отвернулась итальянская столица, которая еще совсем недавно его боготворила. Торговцы отказывались ему что-либо продавать, а ремесленники обслуживать. когда он шел по улице, дети бросали в него камни. Проходящие мимо люди угрожали ему. От него отвернулись все, даже верные друзья. Заказчики работать с художником-убийцей не желали.

Травля сломала художника, поэтому он реши переехать. Он отправил Мариуччу в монастырский приют и оставил ей на содержание деньги. Сам же бывший любимец публики перебрался в Париж.

Дурная слава идет по пятам


О. А. Кипренский, Портрет Анны де Сагюр

О. А. Кипренский, Портрет Анны де Сагюр

Но и во Франции жить ему спокойно не удалось.Слухи о том, что Кипренский убийца докатились и туда, причем очень быстро. Местная аристократия не желала видеть человека с такой дурной репутацией. Он устроил в Париже выставку, но она никому не была интересна, газеты о ней не упомянули даже вскольз. Это был крах.

Орест Адамович понимал, что в Италию, которая принесла ему славу и признание, а потом отобрала их, дорога закрыта. Ему не оставалось ничего, кроме как вернуться в родную Россию.

Обосноваться там ему помог граф Дмитрий Шереметев. Аристократ помог Кипренскому, предоставив ему не только мастерскую, но и жилье.

Все забывается, поэтому скоро из памяти людей стерлись воспоминания о мертвой натурщице. Жизнь Кипренского вскоре вернулась в прежнее русло: он стал частым гостем приемов, у него снова появились клиенты.

Художник, несмотря на налаженную снова жизнь в России периодически вспоминал свою «приемную дочь». Он писал товарищам в Италию, что намеревается в течение 2-3 лет приехать в Рим и принять участие в ее судьбе. И обещание от свое сдержал, но аж через 15 лет.

Свадьба с маленькой Мариуччей


О. А. Кипренский, «Неаполитанская девочка с плодами», 1831 г.

О. А. Кипренский, «Неаполитанская девочка с плодами», 1831 г.

Пока Кипренский налаживал свою жизнь в России, Мариучча находилась в Приюте неприкаянных. Жизнь в этом месте была аскетичной и унылой. Воспитанники жили в келиях по 20 человек в каждой, спали на жестких кроватках, укрытых серыми простынями. Кормили девочек плохо, но зато работать заставляли много. Они плели циновки, много вязали и шили белье для солдат. В разговорах между собой воспитанницы рассказывали, что вот-вот за ним приедут родители и заберут их. К сожалению, большинство детей там так и вырастали иди даже умирали в приюте.

Но Мариучче повезло. За ней действительно приехали, хоть и позже, чем она ожидала. Человек, который ее купил у родной и на недолгое время окружил настоящей заботой, заменив родителя.
Приехав в Рим, Кипренский туту же бросился к Мариучче. Стоило ему ее только увидеть, как он сделал ей предложение руки и сердца. Девочка, выросшая в приюте, сразу же согласилась. Невесте было 25, а жениху – 54.

Свадьбой мечты бракосочетание Ореста и Мариуччи назвать сложно. Это было скромное венчание без гостей в небольшой церквушке. Но для этого было простое объяснение: в России плохо относились к смене религии, а церемония проходила в католическом соборе. Поэтому в интересах художника и его молодой жены было, чтобы меньше людей обо всем знало.

Семейную жизнь молодожёны начинали в снятой художником милой квартире с видом на Вечный город. Мариуччу Кипренский любил, об этом он говорил и писал. «Ни одного чувства, которое бы не относилось к ней, не пробегает в душе моей», - писал художник.

Но вот о девушке этого сказать нельзя. Она была благодарна, что он увез ее из приюта. И на этом все. Он это знал и их отношения вскоре начали портиться. Кипренский начал много пить. А пьяного мужа итальянская жена домой впускать не желала. Уже пожилой художник спал прямо на улице между колоннами.

А потом Кипренский заболел. Возможно, как раз перемерз, пока спал на улице. 17 октября 1836 года жизнь портретиста унесла пневмония. Его брак с Анной-Марией продлился всего 3 месяца. 25-летняя девушка стала не просто вдовой, она была беременна.

Ей назначили пенсию в 60 червонных в год. Она продала несколько картин мужа: графини Шувалова и Потоцкая купили свои портреты за 5 тысяч, еще 3 работы за 6 тысяч рублей у нее купила Академия художеств. После смерти Орест оставил 10 тысяч рублей. Мариучча и ее будущий малыш материально были обеспечены.

У Мариуччи родилась дочка, которую она назвала Клотильда. Известно, что она вышла второй раз замуж. По слухам, ее избранником стал торговец. Они обвенчались и счастливый муж увез жену в свой родной город. На это след наследницы великого русского портретиста Клотильды Кипренской обрывается. А как великий художник Караваджо вдохновлял Мартина Скорсезе и заплатил жизнью за искусство >> читайте в нашем материале.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








2375
21.06.2024 20:16
В закладки
Версия для печати




Смотрите также