Живопись   RSS-трансляция Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Культурология в Дзен




+1 0
0
-1 0
Арт    




Джон Кольер – художник, современному зрителю вполне известный. Благочестивая леди Годива, одетая лишь в собственные распущенные волосы, Гвинивера, держащая над головой цветущие ветви, жрицы и библейские героини... Казалось бы, его судьба – хрестоматийная история успешного британского художника. Прекрасное образование, блестящая карьера, обеспеченные заказчики… Однако «главный морализатор викторианской эпохи» умел и шокировать публику.


Золотая ложка



Лежащая женщина.

Лежащая женщина.


Джон Кольер родился в богатой и известной семье. Его дед, Джон Кольер, квакер, начинал свою карьеру как торговец, но с годами стал членом британского парламента. Сложилась целая династия: отец художника также был членом парламента, генеральным прокурором, штатным судьей Тайного совета, а впоследствии получил титул лорда Монксвелла. Второй лорд Монксвелл – старший брат нашего героя - был заместителем государственного секретаря по вопросам войны и председателем Совета лондонского графства. Кругом одни высокие чины – быть может, Джон Кольер оказался в этом семействе бунтарем и скандалистом, который пошел против воли родителей? Вовсе нет.

Бабочка.

Бабочка.


Дитя-невеста. Знатная дама.

Дитя-невеста. Знатная дама.


Роберт Кольер, первый лорд Монксвелл, просто обожал живопись и занимался ею профессионально, прекрасно совмещая с работой на благо государства. Он входил в Королевское общество британских художников и владел студией на набережной Челси (ее впоследствии использовал Джон и его первая супруга). Поэтому, когда младший сын решил бросить карьеру юриста и стать художником, семья охотно его поддержала.

В годы учебы Кольер познакомился с неоакадемистом Лоуренсом Альма-Тадемой и прерафаэлитом Джоном Эвереттом Милле, который уже вернулся в удушливые объятия Академии художеств, успев рассориться с былыми товарищами по «протестному» искусству. У Милле Кольер перенял манеру работы над портретом, у Альма-Тадемы нашел понимание и поддержку. А в Школе искусств Слейда встретил свою любовь.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Певец мрамора и женского изящества: «Античные» картины Лоуренса Альма-Тадема.

Любовь и еще одна любовь



Слева - портрет Мэрион Колиер.

Слева - портрет Мэрион Колиер.


Куда пропадали талантливые художницы прошлого? Умирали в молодом возрасте. Первая жена Джона Кольера училась вместе с ним. Она была дочерью Томаса Генри Хаксли, известного британского ученого-зоолога, популяризатора науки и горячего сторонника эволюционной теории Чарльза Дарвина (если фамилия кажется подозрительно знакомой, то – действительно, писатель-антиутопист Олдос Хаксли приходится ему внуком). Мэриан Хаксли была одаренной художницей, участвовала в выставках в Королевской академии художеств и частных галереях. После замужества она продолжила заниматься живописью, заняв вместе с мужем и подругой мастерскую лорда Монксвелла. А потом она забеременела.

Дочь появилась на свет в срок и здоровой, однако Мэриан впала в тяжелейшую послеродовую депрессию, которая и сегодня представляет собой непростое для терапии состояние, а в те времена занимала промежуточное положение между женской «блажью», не стоящей внимания, и «безумием», тоже, в общем-то, свойственном этим странным невротическим созданиям. Однако муж и близкие пытались поддержать Мэриан, организовали ей поездку в Париж для лечения «нервной истерии»… Однако здоровье художницы было сильно подорвано, ей становилось все хуже, она страдала от тяжелых психотических приступов. Умерла она, по-видимому, от пневмонии в возрасте двадцати восьми лет.

Сад Армиды. Весенняя мелодия для ягнят.

Сад Армиды. Весенняя мелодия для ягнят.


Спустя два года Джон женился на ее младшей сестре. Сейчас это не кажется чем-то удивительным, но в Великобритании подобные браки были запрещены. Чтобы обойти запрет, Джон и Эмма были вынуждены заключить брак в Норвегии. Дочь Мэрион, Джойс, продолжила дело матери – она стала известной художницей-миниатюристкой.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Трагическая муза или недооцененная художница: Кем на самом деле была натурщица прерафаэлитов Элизабет Сиддал.

Академия



Портрет миссис Гарольд Ритчи. Люби меня, люби мою собаку.

Портрет миссис Гарольд Ритчи. Люби меня, люби мою собаку.


При жизни Джон Кольер был знаменит преимущественно как портретист. Среди его натурщиков были Чарльз Дарвин, тесть – профессор Хаксли и герцоги Корнуольский и Йоркский. Он восемьдесят три раза выставлял работы в Королевской академии в Лондоне и более сотни – в галерее на Саффолк-стрит, в Королевской академии Хиберниан и на выставках Общества французских художников, вошел в число основателей Королевского общества художников-портретистов, писал учебники по живописи и был удостоен Ордена Британской империи в 1920 году. Всю эту славу и успех принесли ему портреты представителей британского высшего света, науки и искусства.
Но было кое-что еще.

Мораль и вакханки



Спящая красавица.

Спящая красавица.


Кольер был близок братству прерафаэлитов, как и его первая супруга, хотя в его состав и не входил. Помимо портретов, он писал сюжетные полотна по мотивам средневековой британской истории, античной мифологии, литературы и Святого Писания. В центре этих его картин – всегда женщины. Они предстают зрителю порочными и невинными, очаровательными и опасными, их золотые волосы струятся волнами, обнаженные тела целомудренны и притягательны…

В лесу Арден. Майский праздник королевы Гвиниверы.

В лесу Арден. Майский праздник королевы Гвиниверы.


И именно такая женщина – античная царица Клитемнестра – чуть не испортила его идеальную карьеру. Дело было вовсе не в том, что он написал ее обнаженной по пояс. В конце концов, даже последние ханжи в числе академистов не отвергали обнаженную натуру. Но власть и сила, которой веяло от ее статной фигуры, привела почтенную публику в ярость. Кольер бросил им в лицо не соблазнительную наготу, а нечто, сравнимое с обнаженным телом воина, готового броситься в битву не на жизнь, а на смерть. Картину после скандала сняли с выставки. Та же мощь чувствуется в другой его героине – жрице Бахуса, но она, впрочем, значительно мягче.

Кассандра. Жрица Бахуса.

Кассандра. Жрица Бахуса.


Удивительно, что такая история произошла с главным (после Ханта) морализатором викторианской живописи – многие его картины посвящены упадку нравов. Например, «Падший идол» - картина, посвященная признанию в измене, а «Возвращение блудной дочери» - переложение библейского сюжета на современный лад, когда героиня возвращается домой, вырвавшись из лап сутенеров и клиентов. А «Грешница» - любительница порочных развлечений, пришедшая на исповедь безо всяких сожалений. Хоть некоторые зрители и могли узнать в героях и героинях себя, Кольер мало уделял внимания социальной критике, ограничиваясь аллегориями и обобщенными сюжетами.

Белый дьявол. Грешница.

Белый дьявол. Грешница.


Однако его взгляды на религию тоже мало соответствовали представлениям большинства англичан: «Всемогущее Божество, приговаривающее даже самых гнусных из своих созданий к вечным пыткам, бесконечно более жестоко, чем самый жестокий человек». Он разделял позицию Хаксли и Дарвина, считая, что религия способствует раздорам и поддерживает суеверия, а на смену христианству должна прийти универсальная этика.

Совершенно иной позиции относительно религии придерживались идейные родственники прерафаэлитов - художники Братства назарейцев.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:








1866
5.01.2024 23:32
В закладки
Версия для печати




Смотрите также