Литература   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Читать в Google+ Читать в LiveJournal


+1 0
0
-1 0
Разное    





Мир полюбил собор Парижской богоматери после романа Гюго о цыганке Эсмеральде, пытавшейся найти в его стенах спасение и всё равно в итоге погибшей, и её друге Квазимодо, искалеченном звонаре собора. Этот роман когда-то предотвратил разрушение древнего собора. Однако собор стал молчаливым героем не только романа Гюго — были и другие книги с его участием.


Патрик Гренвиль,«Ангелы и ястребы», 1994


Время действия — семидесятый год, главный герой — студент, страдающий от одиночества. Вместе со своей возлюбленной Анни он находит убежище на крыше собора, среди множества имён, оставленных досужими туристами на древних стенах. Студенческие бунты вспыхнули и были погашены; де Голль умер. Ушла эпоха, и что приходит, неясно. Фактически, главный герой вступает в мистическое путешествие в окружении каменных чудищ, чтобы покинуть мир своей юности и очнуться взрослым мужчиной.

Химеры собора.

Химеры собора.


Странный роман взросления, в котором нашлось место магии и тайне — так описали его критики. Некоторые считают, что название другой, более знаменитой мистической книги, отсылает именно к роману Гренвиля, тем более, что таинственных церквей в нём хватает.

Елена Чудинова,«Мечеть Парижской богоматери», 2005



Во время пожара в соборе одной из версий интернет-пользователей (по крайней мере, российских) был поджог мигрантами. Припомнили, что относительно недавно алжирский мигрант напал с молотком на полицейских прямо на ступенях собора с криком «За Сирию!». Однако ещё чаще вспоминали антиутопию Чудиновой, в которой собор предстаёт символом всей европейской культуры и именно как этот символ переделан захватившими власть исламистами в мечеть, подобно тому, как османы переделали храм Софии в Константинополе.

Химеры собора.

Химеры собора.


В конце книги, переполненной выпадами в сторону одновременно мусульман и атеистов, группа католиков захватывает мечеть, переосвящает её, служит в ней мессу и взрывает — чтобы европейская культура умерла гордо. В своё время книга наделала много шума в России благодаря тому факту, что почти одновременно с релизом произошли арабские беспорядки в Париже. Комментируя антиисламизм книги, писательница заявила, что настоящий христианин не может признавать за исламом равных с христианством прав, поскольку есть только одна истинная вера.

Патрик Вирей, «Голуби Нотр-Дама», 2006


В северной башне собора Парижской Богоматери встречаются очень непохожие друг на друга люди: безработная танцовщица живота из Бельгии, турист из франкоязычной части Канады и парижский вор по прозвище Паганини. Автор ловко играет их манерой говорить, противопоставляя своему почти чистому литературному французскому уличный жаргон местного вора, пересыпанную англицизмами речь канадца и специфические обороты бельгийки. Конечно же, как любят французы, главные герои будут постоянно оказываться в неловком положении.

«Голуби» — плутовская комедия по форме (и разговор о путях французской культуры по сути), её девиз —«Следи за кошельком!» Критики хвалят её за живое остроумие, но увы, российский читатель пока не может насладиться французским юмором от Вирея: книгу не переводили на русский.

Ангел на крыше собора.

Ангел на крыше собора.


Анна Семироль, «Азиль», 2017


Мистический постапокалипсис, действие которого раз за разом возвращается к собору Богоматери и священнику, несущему свою службу в его стенах. В будущем оказался уничтожен весь хлорофилл, кроме водорослей, которые укрыли воды океана, и участков, закрытых силовыми куполами — убежищ. Одно из таких убежищ, Азиль, расположено во Франции. Его название, помимо прочего, отсылает нас к возгласу, после которого французский священник имеет права не выдавать полиции того, кто попросил убежища в его храме.

Под куполом царит социальное неравенство, и чем дальше, тем бессмысленнее и больше становится разница между социальными слоями — и рознь между ними, что однажды выливается в кровавый, бессмысленный чисто по техническим причинам бунт обитателей рабочих районов и не менее кровавый ответ на него. И церковь снова становится убежищем, пытаясь сохранить немного будущего в лице детей всех сословий, если не может сохранять мир. Когда победит милосердие — тогда победят все.

А вне литературы одним из самых известных произведений искусства о соборе стал мюзикл «Нотр-Дам» о тысячах мигрантов в Европе: что потерялось при переводе на русский язык.

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4181
16.04.2019 18:21
В закладки
Версия для печати




Смотрите также