Блог проекта Культурология.Ру   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    



Несмотря на то, что коммунисты отрицают факт существования бога и высших сил, возникает вопрос, какая разница во что верить: в бога и рай или коммунизм и светлое будущее? Если и то, и другое, так или иначе, попадают под идеологию, подразумевают поведенческие нормы и даже культ отдельно взятых личностей? Впрочем есть еще масса сходств религии и коммунизма, что лишь объясняет причину того почему коммунисты столь масштабно вели борьбу с религией во всех ее проявлениях, скорее пытаясь заменить одну идеологию на другую.


Впервые эту мысль о сходстве христианства и коммунизма озвучил философ Николай Бердяев в своей статье «Царство духа и царство кесаря», случилось это еще в 1925 году, позже он углубил эту мысль в книге, посвященной коммунизму. Однако Бердяев хоть и был образованным человеком, но все же философом был религиозным, да к тому же и мигрировал из страны, когда там начались большевистские разборки, поэтому его труды воспринимались через призму отношения к нему же. Однако сейчас, когда можно рассматривать эту тему относительно объективно, параллели можно выявить наиболее явные. И их гораздо больше, чем может показаться.

Итак, религией принято называть систему взглядов, обычаев и ритуалов, моральных догм. Особенностью религии является тот факт, что она регулирует поведение группы людей, объединяет их вокруг одной ценности.

Схожесть идеологий очевидна.

Схожесть идеологий очевидна.


Коммунизм берет начало в 19 веке, из-за того что появилось понятие «пролетариат» и «буржуазия». Те, кто «проповедовал» марксизм пришли к истинному мнению о том, что бытие определяет сознание. Не зря в Интернационале есть строчка о том, что старый мир нужно разрушить до основания, чтобы построить новый. Большевики видели множество негативных моментов в христианстве и ценностях, которое оно проповедует. Потому и началась борьба с религией, но людям нужно было во что-то верить, потому на освободившееся место в людском сознании пришел коммунизм.

Однако главным недостатком христианства было то, что оно в принципе существует и имеет определенное (и достаточно сильное) влияние на людское сознание, во многом определяя их поведение, формируя ценности. Даже татаро-монголы признавали силу религии и даровали церкви массу послаблений и намеренно возвышали ее над мирянами. Это позволяло им воздействовать на общество не только путем запугивания.

Партия сказала надо!



Обсуждать решения партии было непринято.

Обсуждать решения партии было непринято.


Несмотря на то, что полностью фраза звучит несколько иначе, ее часто используют даже современники, потому что она во многом определяла сознание. И именно она является одним из главных сходств религии и коммунизма. Партия в СССР была не просто всемогущественной, ее власть была безграничной, а решения не обсуждались, словно это был божий умысел. По-крайней мере, именно так раньше относились к церковным предписаниям.

Инициатива, лишние вопросы не приветствовались, более того, государство пыталось следить за тем, как живут граждане, как развлекаются и о чем думают. Большевики не просто верили в то, что могут руководить сознанием граждан, но и успешно это делали. Используя где запугивание, где поощрение, они все же умудрялись получить желаемое.

Перемены они не всегда к лучшему.

Перемены они не всегда к лучшему.


Человек не может жить без веры. Так считают как в религии, так и в коммунизме. Только если в религии эта вера связана с загробной жизнью, то в коммунизме – это светлое будущее, ради которого нужно сегодня много работать, правильно мыслить, воспитывать детей с правильными мыслями и терпеть. Религия обещает рай, если живешь по заповедям и богоугоден, воспитываешь детей набожными и терпишь лишения. Коммунизм обещает светлое будущее, если следовать всем партийным указаниям и быть верным догмам марксизма. В СССР в открытую обещали построить рай на земле, ничуть не стесняясь божественного происхождения этого определения.

Любая религия предполагает наличие храмов – мест, куда люди приходят для совершения определенных ритуалов, общения между собой и для советов от духовного наставника. Если с религией тут все понятно и местами культа являлись церкви, монастыри и приходы, то в СССР такими местами становились дворцы спорта, культуры, клубы и библиотеки. Примечательно, что в СССР была практика строительства зданий коммунистического культа на местах разрушенных храмов. Так, Дворец Советов был построен на месте храма Христа Спасителя. Истории известны случаи, когда храмы строились на месте языческих капищ. Весьма говорящее само за себя совпадение.

Чем не религиозное шествие?

Чем не религиозное шествие?


Помимо этого есть масса более мелких деталей, которые приводят все к той же мысли. Наличие аналогичных обрядов, ребенка не крестят, а выдают свидетельство о рождении, вместо венчания торжественная регистрация в ЗАГСе, катания с музыкой. Вместо Рождества – Новый Год, вместо Пасхи – 1 мая, а затем и 9 мая, позже объединившиеся в целую плеяду «майских праздников». Сначала это делалось в качестве альтернативы, для того чтобы отвлечь людей от привычных христианских праздников, затем уже прижилось в качестве новой традиции.

Если верующие поклонялись мощам святых, то атеисты-коммунисты часами простаивали очередь в Мавзолей, чтобы хоть одним глазком увидеть того, кто «жил, жив и будет жить». Причем особой любовью к новым коммунистическим обрядам проникался именно простой народ, а не партийная верхушка. Видимо народ все же жаждал зрелищ.

Опиум для народа



Религия как пережиток прошлого.

Религия как пережиток прошлого.


В Царской России вся культура преследовала одну цель – служение религии. Со сменой власти и режима поменялось лишь то, чему поклонялось искусство. Сталин еще в 30-е годы утвердил принципы социального реализма, согласно которым культура должна была преследовать исключительно те цели, которые были обозначены государством как курс на равнение.

Противопоставление буржуазии и капитализму было свойственно как духовным деятелям, которые были преданы своему делу (речь не о попах, которые наживались на прихожанах обманным путем), так и коммунизму. Аскетизм и стремление к минимализму присущи не только многим религиям, но и коммунизму. В обеих идеологиях бытует мнение о том, что любое излишество отвлекает от главной цели. Считается, что именно поэтому в Европе коммунизм не прижился, к аскетизму здесь были не готовы. Именно бегство от роскоши во многом определило советский стиль, который прослеживается во всем, что «сделано в СССР», даже в моде и архитектуре. Главным качеством вещи должна была быть практичность, а не эстетика. А все, что было слишком красивым, тут же становилось буржуазным и капиталистическим.

Разрушить старое всегда проще, чем построить новое.

Разрушить старое всегда проще, чем построить новое.


Неприятие иных взглядов также характерно как для религии, так и для коммунизма. Церковь осуждала (и это, мягко говоря) за ересь, а коммунисты за «буржуазный настрой», «космополитизм», «поклонение перед западом», «предательство идей партии» клеймили «врагом народа». У церкви была система наказания тех, кто распространял ересь. Коммунисты за распространения неправильной идеологии поручили разбираться НКВД. Как это происходило – общеизвестно.

Литература тех времен наглядно демонстрирует настроения, которые витали в воздухе. Люди искренне верили, что стоят на пороге новой жизни, что окружающий мир станет совсем иным и именно благодаря им, их стараниям. Для литературы тех лет почти не характерно описание природы, как это было свойственно раньше, зато большее внимание уделяется индустриализации, прогрессу в целом. Этот момент тоже лишь доказывает тот факт, что прообраз Бога-творца заняли люди-творцы, которые при этом сохранили все качества и опции первого.

Мавзолей как новое место культа.

Мавзолей как новое место культа.


Практически сразу после революции большевики публикуют «Десять заповедей Пролетариата» - тут уж, как говорится просто без комментариев, нет нужды даже проводить аналогию. Многие большевистские плакаты скопированы с икон. Так, рабочий или солдат часто изображается в образе Святого Георгия – он сидит верхом на коне и побеждает дракона. Конь – красный, а дракон олицетворяет буржуазию. Порой даже можно встретить, что надпись-призыв к пролетариям про необходимость объединения, написана вязью, отсылающей к церковным писаниям и книгам.

«Слово божие» на земле



Изначально плакаты не сильно отличались от икон.

Изначально плакаты не сильно отличались от икон.


Все это приводит к мысли о том, что большевики не стремились прийти к атеизму, искоренить из голов и сердец мирян образ Бога, а скорее хотели занять его место. В этой непростой и весьма амбициозной задаче и помогали эти сходства между религией и коммунизмом. Ведь новая идеология должна была быть работающей схемой.

Борьба Ленина с оппортунистами крайне похожа на борьбу за чистоту церковных учений, на заре своего становления. Как и церковь партия коммунистов будет чтить тех, кто жизни не жалел ради правого дела. Их имена и образы с любовью увековечивают на страницах учебников. Партия, как и церковь абсолютно безгрешна, а если ошибки и допускаются, так это вина конкретного отдельно взятого человека, что никак не может очернить всю систему целиком. Крестные ходы заменили первомайские демонстрации, вместо икон взяли в руки плакаты, а то и портреты новых «святых».

Еще один разрушенный храм.

Еще один разрушенный храм.


Но, пожалуй, самым очевидным являются священные писания, источники знаний и хранилища истин последней инстанции. Если для церкви таким писанием была «Библия», то для коммунистов, помимо «Капитала» Карла Маркса, были еще и сборники сочинения Ленина и Сталина, коими они сыпали как из рога изобилия. И когда только все успевали? Как и священные писания, эти источники нельзя подвергать критике, зато можно и нужно цитировать к месту и не к месту, для того чтобы продемонстрировать свою правоту, широкий кругозор и благопристойность.

Любая религия делит людей на правых и неправых, верных и неверных. В коммунизме это проходит красной нитью, здесь правые – эксплуатируемые, а неправые – эксплуататоры. Поэтому первые могут и должны не просто бороться против вторых, но и имеют полное моральное право уничтожить их как класс. Красный террор и период коллективизации стали именно такими периодами в истории страны.
То страстное желание и фанатизм, с которым коммунисты отстаивали свою идеологию, крайне напоминает позицию религиозных фанатиков, которые не видят и не приемлют иной точки зрения кроме той, которая диктуется их религией. Чем, как не фанатизмом объяснить расстрелы, доносы, лагерную систему и слежки.

Почему народ на это согласился?



При царе духовенство пользовалось особым почетом.

При царе духовенство пользовалось особым почетом.


Исходя из вышесказанного, возникает логичный вопрос: почему народ согласился на такую смену парадигм, когда хрен оказался не слаще редьки? Неужели веру, то, с чем человек рос с детства, впитывал с молоком матери, так легко можно заменить, хоть и не искоренить, как мы уже выяснили выше. Так почему же подавляющее большинство согласилось на новые условия?

Разность сословий всегда определяла некий конфликт между ними. Крестьяне видели в дворянах угнетателей, а разрыв между сословиями был настолько огромен, что многие и помыслить не могли об иных взаимоотношениях между ними. В этом конфликте священнослужители чаще всего принимали сторону господ. Происходило это по ряду причин. Во-первых, многие священнослужители были попросту прикормлены тем же помещиком, получали от него блага и покровительство. Во-вторых, принимая сторону дворян. Священники сохраняли прежний мирный уклад, иначе вести себя они бы просто не могли – не в христианских правилах.

Это не могло не разочаровывать прогрессивных крестьян, которые в проповедях таких священниках снова и снова видели сторонников угнетателей и их оправдание. Это подрывало веру на корню. Это стало одной из причин, почему люди охотно подхватили новую идеологию и понесли ее в жизнь. К тому же, она соответствовала всем критериям, которые необходимы для жизнеспособности религии.

Плакаты такого характера множились один за другим.

Плакаты такого характера множились один за другим.


С точки зрения науки религиозным мышлением принято называть то, что можно анализировать с этой же точки зрения. То есть объяснить религиозные догмы можно только при помощи этой же самой религии. Ее нельзя проверить или доказать с помощью математики или физики, как это происходит с чем-то не наделенным божественным признаком. Из этого следует, что религиозные основы не могут быть оспорены, говоря научным языком – это аксиома. Ну, просто возьми и поверь. Никто (речь об истинно верующих, конечно же) даже не подумает о необходимости доказательств этой теории.

По этим параметрам коммунизм снова подходит под религию. И снова, и снова всплывают параллели – партийные собрания похожи на мессы, богочеловек тоже имеется, иначе, зачем бы хранили тело Ленина столько лет в мавзолее, если бы это не было местом религиозного культа тысяч людей? Более того, христиане во время религиозного праздника восклицают, дескать «Иисус воскрес», а коммунисты пишут в детских учебниках, что Ленин жил, жив и будет жить. Ни те, ни другие не торопятся расставаться со своим богочеловеком.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс вместе с Лениным собираются в «святую троицу». Если богочеловек свят, непогрешим, то предтечи имеют право на мирские недостатки и более человеческие слабости.

Новый идеологический символ.

Новый идеологический символ.


Еще одной важной деталью, объединяющей эти две идеологии, являются символы. Коммунизм никак не мог обойтись без новой, яркой и цепляющей символики – ею стала красная звезда. И уж чтобы сходство было окончательным, ее стали устанавливать на крышах зданий и носить на груди, словно это нательный крестик.

Вся эта кутерьма вокруг христианства и коммунизма, попытка заменить одно другим, в конце концов, создало неповторимый русский колорит, который едва ли встретишь где-то кроме России. Хотя в мусульманских республиках и странах СНГ смесь религий и советской идеологии оказалась еще более сложной. Это стало предпосылкой появления новых праздников, традиций и мировоззрений. Чего стоит только первомайская традиция «катание яиц с горы», в которой смешалась и Пасха, 1 Мая, и простое желание повеселиться, радуясь наступлению весны.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2922
19.01.2021 15:55
В закладки
Версия для печати




Смотрите также