История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    





Колонизируя Африку, европейцы часто противопоставляли свои войска как христианские и несущие государственность африканским как языческим и живущим чуть ли не стаями. На самом деле, завоеватели, как свойственно завоевателям, сильно лукавили. В истории Анголы, например, был долгий период, когда португальцам одна за другой противостояли королевы-христианки, и помощи они искали у других чернокожих христиан. Безуспешно.


Королева Анна, которую умудрились запомнить европейцы


В 1744 году произошла одна из крупнейших военных операций восемнадцатого века в мире. Португальские войска вторглись в королевство Матамба. Отпор войска Матамбы давали яростный, португальцы несли значительные потери, но остановить их удалось только возле столицы. К этой войне вела долгая история; многие отсчитывают её от королевы Анны I, известной также как Нзинга. Это имя носила не правительница португальцев - так звали первую известную правящую королеву в истории Анголы, дочь короля Киломбо и его любимой наложницы Кенгелы. Собственно, все предыдущие поколения женщин в королевских семьях были или дочерьми и сёстрами королей, или их наложницами. Анне, урождённой Нзинге, шанс быть чем-то большим дало христианство, которое приняла её семья - и все последующие королевы (и, кстати, короли) твёрдо его придерживались. Миф номер один, который стоит забыть: местные короли сопротивлялись европейцам, потому что сопротивлялись христианству. Нет, новая вера полностью устраивала многих африканских монархов - например, христианство приняла королевская семье в соседнем с родиной Анны Конго.

Портрет королевы Анны, нарисованный в XIX веке.

Портрет королевы Анны, нарисованный в XIX веке.

Королева Анна - одна из немногих королев, о которой знали европейцы. О ней ходило две истории. Первая - о том, что, когда она явилась на переговоры с европейцами, то обнаружила, что стул стоит только для представителя второй стороны. Ей же предназначалось стоять или устраиваться на полу. Но Анна подозвала одного из слуг - тот встал на четвереньки, и она села на его спину, сохранив своё королевское достоинство.

Вторая история, как часто бывает, скабрёзная. Будто бы королева Анна была одержима плотской близостью с мужчинами. Каждый вечер она заставляла нескольких молодых воинов биться друг с другом за эту честь насмерть. С победителем она проводила ночь, а наутро его казнили. Ту же самую историю рассказывали о двух других африканских королевах - египтянке Клеопатре и хауса Амине, так что, вероятно, она была частью стандартной пропаганды против иноземных правительниц.

Что вырастает из любимых дочек


Сама Анна не думала о троне, пока её брат-король не отравил её сына, чтобы, так сказать, избавиться от лишних наследников. Ярость принцессы не знала предела. Она отравила в ответ брата (миф номер два: отношения в королевских семьях Африки чем-то отличались от королевских семей Европы). Собственно говоря, после этого посадить на трон было некого, кроме Анны, так что патриархальные по сути жители её родного королевства довольно спокойно приняли воцарение женщины. Тем более, что от миссионеров, принесших христианство, они узнали о царице Савской. Если когда-то где-то была чёрная королева, почему и у них не могла появиться своя?

Анне также сильно помогло то, что она росла любимицей отца. Потехи ради он обучал её воинскому делу, от владения оружием до того, как вести сражение. Она часто сопровождала отца во всяких церемониях и ритуалах, на торжественных встречах и королевских судах. Когда до королевства Ндонго дошли миссионеры, отец не только крестил Анну, но и дальновидно проследил за тем, чтобы она обучилась читать и писать по-португальски. Нет, он не готовил её править, но африканские принцы и короли нередко опирались на поддержку сестёр и тёток, даруя им взамен привилегии. Отец по-своему устраивал будущее Анны возле её же братьев.

Кадр из фильма о королеве Нзинге.

Кадр из фильма о королеве Нзинге.

Вслед за миссионерами часто приходили солдаты. Португальцы завоёвывали себе область за областью, начав с портов. Король Киломбо умер, сыновья его - тоже, и перед Анной встала задача сохранить земли предков. Став королевой, она присоединила к своим землям королевство Матамба; затем пустила в ход дипломатию, договорившись c голландцами и королём Альваро VI о военном союзе. Короля Альваро она искала не в Европе - это имя носил её сосед, король Конго, в котором уже много поколений на троне сидели чёрные христиане, и официальной религией в Конго было тоже христианство. Так что в 1641 году против португальцев выступило войско трёх христианских королей, и двое из них были чёрными. Миф третий: португальцы сражались в Африке против языческих полчищ.

Распри работорговцев


В языческом (что правда, то правда, христиане пока составляли меньшинство) королевстве Анны тем временем устанавливались и приживались новые порядки. Анна официально отменила многожёнство, ввела ряд других прохристианских законов и основала крупный город, в который со временем собиралась перенести столицу. Она выкупала или отбивала назад крестьян, уведённых в рабство, и возвращала их на землю. Правда, это касалось только крестьян Ндонго. Жителей Матамба она сама спокойно продавала голландцам в обмен на военную помощь. Она считала матамбцев своим военным трофеем после того, как присоединила их земли к землям своих предков. Миф четвёртый: работорговлей в семнадцатом веке занимались только чёрные или только белые.

Вернуть окраинные земли Ндонго оказалось непросто. Конголезцы и голландцы покинули королеву Анну, и она продолжала сопротивление одна. Она даже на некоторое время в ярости отрекалась от христианства, но потом снова к нему вернулась. Год за годом её теснили, пока в 1648 измотанные португальцы не сумели получить в заложницы сестру Анну Барбару и не предложили столь же измотанной Анне официально стать вассалом португальского короля в обмен на жизнь её сестры.

Один из памятников королеве Анне I, известной как Нзинга.

Один из памятников королеве Анне I, известной как Нзинга.

По легенде, Анна предпочла отречься. На деле она подписала договор в обмен на возврат той части Ндонго, которая она владела на момент воцарения. После этого она правила до восьмидесяти двух лет, несмотря на то, что португальцы несколько раз подсылали к ней убийц. Бесконечные продвижения войск и угон крестьян в рабство разрушили сельское хозяйство, и Анна спасла страну, сумев переключить её на обеспечение торговых связей в Центральной Африке. Ндонго и Матамба стали безопаснейшим перекрёстком караванных путей. В Анголе Анну I почитают до сих пор. С неё началась династия Гутерреш, правившая до середины XIX века.

Династия королев


После убийства сына Анна никогда больше не пыталась заводить детей, даже путём усыновления. Её материнское сердце было разбито. Анне наследовала её сестра, Барбара, которая правила три года, прежде, чем умереть при странных обстоятельствах. Следующая королева, после череды королей, вступила на трон Ндонго и Матамбы только через шестнадцать лет. Это была Вероника I, племянница Анны I, христианка с малых лет, если не с рождения. После неё правили такие королевы, как Вероника II, Анна II и Анна III (конечно, помимо королей). Все эти королевы были христианками. Время их правления чем-то напоминало эпоху дворцовых переворотов в России, только в африканском антураже. Так, Веронику II, правившую совсем кратко, свергла и убила её собственная сестра, Анна III.

Позже Анну саму свергли, и её дочери, не желая признавать себя подданными нового короля, своего кузена, уехали в провинцию, которую объявили новым отдельным государством Зинга под правлением одной из них, Каманы. Вторая, Мурили, была её наследницей. Христианские имена девушек не сохранились, хотя они достоверно были крещены. Поскольку вся провинция поддержала королеву и принцессу, их кузену осталось только признать под боком у себя новое королевство.

Женщины играли важную роль всю историю Анголы. Памятник в Луанде.

Женщины играли важную роль всю историю Анголы. Памятник в Луанде.

Но, возвращаясь к Веронике I, известно, что ей написали письмо иезуиты, где умоляли её, как просвещённую монархиню, допустить священников в свои земли, чтобы младенцы на ней не умирали некрещёными. Вероника, как просвещённая монархиня, выразила огромное сожаление, что её подданные умирают некрещёными, но твёрдо заявила, что не рада видеть белых на своей земле. То есть чёрных миссионеров - пожалуйста. Этого не оценили уже иезуиты, которые, кажется, и представить не могли в то время, что чёрный христианин мог бы получить право на духовное образование.

Королевой Вероника стала во время сражения с португальцами. Нет, она его не возглавляла. В это сражение войско повёл её брат-король, и жители Ндонго и Матамбы в нём победили. Только вошли они в бой с королём, а вышли с королевой - брат Вероники погиб. Возможно, именно это горе стало причиной того, что она, вместо того, чтобы продолжить сопротивление, подписала мирный договор с португальцами. Правда, мир этот продлился только шесть лет, потому что португальцы продолжали угонять подданных Вероники в рабство. Жители окраин сбегали в Конго или другие страны в поисках спасения от рабства. Экономика постоянно норовила рухнуть.

В конце концов, португальцы дошли до того, чтобы дать решительный отпор решительному отпору ангольцев, а то очень уж мешали те португальским торговым делам. В 1744, при внучке Вероники королеве Анне II состоялась одно из самых больших военных операций века с участием европейской державы. Анне пришлось, как и её тёзке, признать себя вассалом Португалии. Чтобы ослабить влияние европейских торговцев и наладить образование в стране, она использовала факт своего вассалитета для того, чтобы пригласить в Нгонго и Матамбу капуцинов для создание постоянной миссии. Сами португальцы даже и не думали предлагать помощи ни в христианизации страны, ни уж тем более в вопросах образования. Их это не интересовало. На этом месте история возвращается к мифу первому, а сказка о совершенно несказочном времени чёрных королев подходит к концу.

Темнокожие женщины-лидеры действовали не только в Африке. Кто стал прототипом диснеевской Моаны: Принцесса маори, которая спасла свой народ от голода и исчезновения.

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







2690
19.06.2020 20:33
В закладки
Версия для печати