Архитектура   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0





Загадочное розовое здание, то и дело появляющееся в ленте Instagram и в клипах популярных исполнителей, мрачные циклопические постройки с налетом классики, на фоне которых разворачиваются баталии трилогии «Голодные игры» - все это творения архитектора, мечтавшего «исцелить города» и определившего вектор развития архитектуры на десятилетия вперед. То, что Рикардо Бофилл построил в 70-е, обрело новую жизнь в наше время…


Отель W в Барселоне.

Отель W в Барселоне.


Рикардо Бофилл родился в 1939 году в семье архитектора , и с детства не видел себя ни в какой другой профессии. По его словам, для Каталонии не так уж редки профессиональные династии! Его сын, кстати, тоже избрал для себя этот путь. Мать Бофилла, Мария Леви, привила ему правила светского этикета и умение вести деловые переговоры. Юные годы Бофилл провел в кругах каталонской культурной элиты, впитывая, как губка, идеи, мысли и концепции.
Бофилл учился на архитектурном факультете в Школе Искусств в Женеве. В те годы его увлекало органическое направление в архитектуре – слитность здания с природой, комфорт, уют, тактильность материалов и изобретательность формы. Он чувствовал себя продолжателем дела Фрэнка Ллойда Райта и Алвара Аалто и хорошо усвоил, что здание должно быть не только функциональным и композиционно выверенным, но и отражать дух места, быть гармонично вписанным в окружающую среду. Бофилла восхищали старинные европейские города, дух времени, пыль веков – и ужасали идеи ле Корбюзье, который предлагал попросту снести все исторические постройки и заполнить мир рациональной, геометризированной, лишенной цвета и декора архитектурой, безусловно, удобной, но безликой. Однако ле Корбюзье – скорее исключение. Бофилл не любител критиковать и конкурировать. «Я дружу со всеми!» - утверждает он в интервью. И не только с архитекторами, но и с математиками, социологами, культурологами, физиками… Междисциплинарный подход – это то, в чем Бофилл видит перспективу развития архитектуры.

Жилой комплекс WALDEN 7 в Барселоне.

Жилой комплекс WALDEN 7 в Барселоне.


Жилой комплекс WALDEN 7 в Барселоне. Внутренняя часть.

Жилой комплекс WALDEN 7 в Барселоне. Внутренняя часть.


Первый свой проект Рикардо Бофилл реализовал практически в подростковом возрасте – ему едва исполнилось семнадцать! Это был небольшой домик на Ибице с толстыми искривленными стенами и маленькими, словно бойницы, окнами, одновременно модернистский и средневековый. Во всех своих проектах он стремится объединить историзм и современность. Бофилла называют постмодернистом и даже пионером архитектурного постмодернизма, но сам он нечасто описывает свое творчество этим словом, предпочитая «историзм» или «неоклассицизм».

Классические мотивы Бофилл переигрывает по-своему.

Классические мотивы Бофилл переигрывает по-своему.


В 1962 году Бофилл ушел в «свободное плавание» и организовал собственное архитектурное бюро. Спустя шесть лет он возвел «Замок Кафки» (отсылка к абсурдистскому роману писателя) в городке Сант-Пере де Рибес возле его любимой Барселоны. И проснулся знаменитым. Мрачноватое здание, состоящее из кубов фиолетового цвета, возвышается на холме. Из его окон открывается вид на бухту Ситжес. Критики были весьма удивлены, когда узнали, что это не музейный комплекс или обитель безумного миллионера, а… жилой комплекс. Девяносто жилых капсул-кубов, словно хаотично нагроможденных друг на друга. Это было начало череды социально значимых проектов. Бофилла интересуют не частные виллы, а многоквартирные дома и целые районы.

Замок Кафки.

Замок Кафки.


Самый знаменитый жилой коплекс Бофилла –La Muralla Roja (в переводе с испанского «Красная стена»). Он содержит отсылки как к традиционной мавританской архитектуре, так и к советскому конструктивизму. Ломаные, угловатые формы, сложная система коммуникаций и продуманные связи жилых блоков, освоенная крыша с бассейном и солярием, но главное – цвет. В лучах солнца La Muralla Roja приобретает тот самый розовый оттенок, который сейчас невероятно полюбился миллениалам. Так, благодаря своему необычному цвету, контрастирующему с синевой моря и неба, в наши дни архитектурный шедевр конца 60-х стал «звездой инстаграма». Сегодня в апартаментах «Красной стены» снимают клипы и лукбуки новых коллекций.

La Muralla Roja и вид с ее крыши.

La Muralla Roja и вид с ее крыши.


Еще один проект Бофилла, заново обретший популярность в наше время – это, опять же, жилой комплекс - Les Espaces d’Abraxas во Франции. Здесь нашли отражение градостроительные идеи каталонского архитектора, считающего, что многоквартирное жилье должно защищать частную жизнь горожан и в то же время быть символичным, наполненным поэзией. «Города надо не уничтожать, а лечить», - говорит Бофилл. Он выступает против зонирования и замкнутости городских районов. Здания Les Espaces d’Abraxas объединяются с природой, их монументальные формы вдохновлены классической архитектурой, заново переигранной, авторски переосмысленной. Les Espaces d’Abraxas не особенно полюбился французам, зато неплохо послужил кинематографу, «снявшись» во множестве фильмов – от «Бразилии» Терри Гиллиама до трилогии «Голодных игр», где как нельзя лучше воплотил пафос и заброшенность антиутопического мира.

Жилой комплекс Les Espaces d’Abraxas.

Жилой комплекс Les Espaces d’Abraxas.


Жилой комплекс Les Espaces d’Abraxas.

Жилой комплекс Les Espaces d’Abraxas.


Бофилл вовсе не «сапожник без сапог», и его резиденция, «Фабрика», тоже входит в число знаковых построек XX века. Заброшенная цементная фабрика, которую, казалось, никто не проектировал, а перестраивали миллион раз, великолепно сохранившаяся, стала для Бофилла и настоящим домом, и источником вдохновения, и плацдармом для дальнейших экспериментов. «Фабрика» продолжает перестраиваться четыре десятка лет без перерыва – в этом ее смысл. Она никогда не будет закончена.

Фрагмент резиденции Бофилла на базе старой цементной фабрики.

Фрагмент резиденции Бофилла на базе старой цементной фабрики.


За пятьдесят лет неустанного творческого труда Бофилл разработал более тысячи проектов, которые сложно отнести к какому-то определенному стилю – например, футуристический Отель W в Барселоне совершенно не похож на курортный дом Xanadu с его средневековыми формами, а ритмичный комплекс Walden 7 не спутаешь с уютной церковью Мериткселльской Девы.
Но все они – о любви. К человеку и к архитектуре, к современности и к истории…

Xanadu - оммаж старинной испанской архитектуре.

Xanadu - оммаж старинной испанской архитектуре.


Церковь Мериткселльской Девы.

Церковь Мериткселльской Девы.


И сегодня, когда многие жалуются на кризис идей и в то же время ностальгируют по ушедшим временам, романтические и бруталистские фантазии Бофилла вдохновляют молодое поколение творческих людей.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







4135
18.04.2020 23:14
В закладки
Версия для печати




Смотрите также