История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен




+1 1
+1
-1 0
Разное    



Престол в Османской империи передавался, разумеется, только по мужской линии, во всяком случае, формально: на практике, как известно, не одна султанша становилась фактической главой государства. За верховную власть наследникам приходилось бороться – даже не ради реализации каких-то политических амбиций, а чаще всего просто ради собственного выживания. С XV века главное неписаное правило османской династии гласило «царствуй или умри». Потому что с уходом султана его наследники автоматически делились на две категории: новый правитель и приговоренные к смерти.


Султан – избранник судьбы?


С междоусобными войнами сталкивались многие крупные государства в истории, и сохранить империю по этой причине нередко не получалось. Братья делили земли, к спору подключались дяди и прочие родственники умершего правителя, за наследниками мужского пола часто стояли властные женщины. Без эффективного рецепта против таких конфликтов сохранить целостность и величие большого государства во многих случаях представлялось затруднительным, какие-то империи в результате ушли в прошлое. А вот Османская такой рецепт нашла, он был сформулирован в одном из законов султана Мехмеда II Завоевателя, Мехмеда Фатиха, в XV веке.

Во имя всеобщего блага, говорилось в этом документе, для предотвращения смут новому султану разрешалось убить всех остальных наследников престола – братьев и других родственников-мужчин, независимо от их возраста или склонности к организации бунтов. Ученые мужи поддерживали такую норму: казнь невиновного, согласно традициям, представлялась меньшим злом по сравнению с бунтом и беспорядками в государстве. Оригинал закона Фатиха до настоящего времени не сохранился, есть только два списка с него – 1620 и 1650 годов.

Будущий правитель должен был заранее снискать одобрение высших чинов империи и янычар. Источник: pinterest.com

Будущий правитель должен был заранее снискать одобрение высших чинов империи и янычар. Источник: pinterest.com


Ведь согласно традиции, любой из тех, кто принадлежал к османской династии (речь о мальчиках и мужчинах), мог претендовать на трон в случае кончины султана – существовавший до 1876 года порядок не закреплял права на власть автоматически за старшим сыном. Назначить преемника правитель тоже не мог – это противоречило установившемуся подходу, что «султана назначает Всевышний». Кому из членов семьи благоволит судьба, тот и получит престол.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Как природа уничтожила первую в истории человечества империю.

«Правь или умри»


На практике трон получал, во-первых, тот, кто физически находился ближе всего к столице и мог прибыть в Стамбул раньше других наследников, а во-вторых, тот, кто к тому времени сумел установить нужные отношения и наладить полезные связи: ведь весть о кончине падишаха могла быть отправлена его сыновьям не одновременно, а с нужным расчетом. Поскольку до конца XVI века османские наследники традиционно учились государственному управлению в санджаках, отдельных территориальных единицах империи, то самым стратегически выгодным в этом смысле был ближайший к Стамбулу, Маниса. Как правило, там правил старший сын султана до своего вступления на трон.

Султаны Мурад III и Мехмед III, особенно жестоко следовавшие закону их предка

Султаны Мурад III и Мехмед III, особенно жестоко следовавшие закону их предка


А дальше, после прибытия в столицу первого претендента на трон, были возможны разные варианты. К братоубийству прибегали довольно часто – подсчитано, что жертвами применений закона Фатиха стало 37 принцев-шехзаде. Еще 23 были казнены при жизни старого султана в рамках все той же борьбы между наследниками – их приговаривали к смерти за мятежи и попытки государственного переворота – не всегда имевшие место в реальности, порой ради одной лишь перестраховки. Поскольку проливать кровь правящей семьи не допускалось, для экзекуции использовали шнур – тетиву лука.

Султан Ахмед I, в отличие от многих правителей Османской империи, братоубийцей не стал

Султан Ахмед I, в отличие от многих правителей Османской империи, братоубийцей не стал


Рекордсменом в этом смысле оказался султан Мехмед III, казнивший в первый день своего правления девятнадцать своих братьев – произошло это в 1595 году. Султан Мурад III, внук Сулеймана Великолепного, расправился не только с несколькими малолетними братьями, но и с наложницами умершего отца. Существует легенда, что султан Ахмед I, взойдя на престол, отказался от исполнения закона Фатиха в отношении младшего брата, поскольку испытывал отвращение к тому, что совершили его дед и отец. Либо же причина была более прозаическая – у султана-подростка просто не осталось бы других потенциальных преемников.

Кафес на территории дворца - место заточения наследников. Источник: pinterest.com

Кафес на территории дворца - место заточения наследников. Источник: pinterest.com


Дело в том, что умерщвление наследников имело неприятный побочный эффект – в случае внезапной кончины султана новых претендентов на трон могло не оказаться – например, если он не успел бы произвести на свет сыновей. Такое положение вещей могло приводить к началу все тех же опасных для государства смут, и поэтому со временем практика применения закона Фатиха отошла в прошлое, уступив место более, на первый взгляд, гуманной, но при ближайшем рассмотрении крайне жестокой: наследников просто держали под замком все то время, что они могли пригодиться империи.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: Турецкий кафес - место, где престолонаследников выращивали в клетках.

«Камера хранения» наследников


На территории дворца Топкапы в Стамбуле появилось особенное строение – кафес («клетка» в переводе с турецкого), его называли еще шимширлык, или «самшитник», по названию окружавших павильоны растений. В этой золотой клетке наследники, достигшие возраста восемь лет, проводили свою жизнь – до тех пор, пока не приходилось принимать бразды правления империей, до естественной смерти или все-таки до казни, которая не исключалась: конкуренции и бунтов султаны продолжали бояться и тогда, когда закон Фатиха сменила практика заточения наследников.

Султаны Мехмед II, в чье правление был сформулирован закон Фатиха, и Мехмед VI - последний узник кафеса, взошедший на престол в 1918 году.

Султаны Мехмед II, в чье правление был сформулирован закон Фатиха, и Мехмед VI - последний узник кафеса, взошедший на престол в 1918 году.


В кафесе шехзаде были окружены роскошью и жили в полном достатке, могли заниматься скачками и стрельбой из лука, для них устраивались праздники с песнями и танцами, исполнялись пьесы и читались стихи. Им разрешалось иметь наложниц, но рождения детей не допускалось. Покинуть клетку было нельзя. На здоровье наследников такой режим жизни сказывался не особенно хорошо: ограниченное пространство и постоянный страх смерти приводили к развитию психических отклонений, особенно, если в таких условиях приходилось прожить несколько десятилетий. Последний из узников кафеса, султан Мехмед VI, стал правителем в 56 лет, пережив трех своих братьев-султанов.

Ученые, в том числе знатоки шариата, издавна вели споры о том, насколько справедливым был закон Фатиха и допускается ли убийство невиновных. В любом случае, перед принятием такого решения султан испрашивал специальный документ от улемов, признанных знатоков ислама, которые могли и отказать ему в привилегии расправиться с братьями. Впрочем, в таком случае ничто не мешало спросить и других ученых мужей – рано или поздно желанная санкция на братоубийство была бы получена. Примечательно, что хоронили несостоявшихся наследников всегда с полагающимися по рангу почестями и рядом с самим султаном.

А вот как был устроен сам дворец Топкапы в Стамбуле, в котором кто-то однажды перенес гарем из дальнего павильона в резиденцию султана.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:










1623
2.11.2022 13:14
В закладки
Версия для печати





Смотрите также