История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 1
+1
-1 0
Разное    





Окончание Великой Отечественной не везде повлекло за собой мир и покой. В некоторых регионах война лишь переформатировалась в подпольную партизанскую борьбу со всем советским. Так сложилась ситуация в Прибалтике, вошедшей в состав СССР в 1940-м. Активное сопротивление власти Советов побудило Сталина к радикальным мерам – массовой депортации неблагонадежного элемента за пределы республик. Репрессии коснулись и соседней Псковской области, а точнее – ее западных районов, долгое время пребывавших в составе Латвии и Эстонии.


Послевоенные антисоветские выпады и прибалтийские партизаны

Мартовская депортация 1941-го из Прибалтики. /Фото: pbs.twimg.com

Мартовская депортация 1941-го из Прибалтики. /Фото: pbs.twimg.com


Советизация этих территорий не всегда проходила гладко, имели место вынужденные репрессивные меры. За годы войны в Прибалтике сформировались крупные националистические группировки, выступавшие против Красной армии и советской власти в целом. С провозглашением победы члены таких союзов ушли в подполье, не оставляя антисоветских намерений. Подобным образом складывалась ситуация и в западных районах Псковской области, не так давно восстановленных в советских границах.

До революции эти приграничные территории входили в Псковскую губернию. В 1920-м Рижское мирное соглашение предписало РСФСР частично передать Латвии часть псковских земель (Островский уезд). По такому же принципу Эстонии отошел Печорский район Псковской области, что обозначилось Тартусским договором. Западные экс-псковские регионы в культурном плане были едины. Граница между Латвией и Эстонией была прозрачной, а православный Псково-Печорский монастырь долгое время служил объединяющим ориентиром. На прилегающих землях Псковского округа церковные учреждения закрылись.

Русские в латвийско-эстонских районах хоть и подлежали этническому окультуриванию, но не притеснялись. Многолетнее пребывание этих территорий в составе капиталистических Латвии и Эстонии существенно отличало их от остальной Псковской губернии, где правила советская власть. Когда в 1944-м советская армия освободила от немцев Псково-Печорский район, против красноармейцев выступило мощное военизированное подполье.

Борьба с сепаратизмом и местные на стороне бандитов

Не все прибалтийцы ждали прихода СССР. /Фото: cdncz1.img.sputniknews.com

Не все прибалтийцы ждали прихода СССР. /Фото: cdncz1.img.sputniknews.com


После мая 1945-го жители западной части Псковской области ожидаемо пребывали в идеологическом плену националистических прибалтийских группировок. Партия назвала борьбу с местными повстанцами важнейшей задачей, от решения которой зависело вливание новых регионов в советскую систему жизни. Для быстрого искоренения подпольного сепаратизма правоохранители прибегли к наработанному сценарию 20-30-х с правом внесудебных разбирательств и смертных приговоров. В партизанские банды входили не только мужчины, здесь находили себя и родственницы активистов. Они не только пособничали повстанцам, но и сами участвовали в вооруженных нападениях.

Нередко антисоветские формирования, самым известным их которых считались «Лесные братья», организовывались приезжими из Германии. Иногда уже сформированные банды попадали сюда с соседних прибалтийских территорий, ведя в псковских границах активную пропаганду и вербуя новых членов. Сложность для процесса советизации представляло массовое пособничество бандформированиям местного населения. Подпольщики регулярно снабжались едой, одеждой и информацией о малейших телодвижениях сотрудников внутренних органов и военных.

Псковский бандотряд Супе и латышско-русские партизаны Ирбе-Голубева

Прибалтийские «лесные братья». /Фото:myagkayasila.ru

Прибалтийские «лесные братья». /Фото:myagkayasila.ru


Самой популярной бандой на западе Псковской области была группировка Петериса Супе, назвавшаяся Объединением защитников отечества латвийских партизан. В апреле 1945-го это подразделение насчитывало не менее 700 членов. Банда Супе отвечала за диверсии в советском тылу. Сам же Петерис, окончивший немецкую разведшколу, забрасывался для выполнения антисоветских операций с самолета, после чего снова выезжал за границу. Подчиненные Супе отряды нападали на сельсоветы, воровали скот, чинили расправы над партийными сотрудниками и просоветскими гражданами.

Осенью 1945 года Супе отвечал за срыв выборов в Верховный совет, а в апреле его убили. Остатки банды были разбиты к концу лета, ликвидирован и последователь Супе - Петр Букш. В этом же году разгромили русско-латышскую банду Ирбе-Голубева. Один из главарей добровольно сдался властям, а русского подельника Голубева арестовали. Параллельно ликвидировались «лесные братья» в Латвии, продолжались чистки антисоветчиков в Эстонии. Советизацию подкрепила кампания по легализации партизан, добровольно сложивших оружие. Им гарантировалось прощение.

Чистка псковской партии и выселение в Красноярский край

Традиционно депортируемые везли с собой личные вещи и мелкий инвентарь. /Фото: school38.org

Традиционно депортируемые везли с собой личные вещи и мелкий инвентарь. /Фото: school38.org


Первая волна послевоенных депортаций в 1948-м коснулась лишь Литвы, через год репрессии проведены в Латвийской и Эстонской республиках. Выселялись ярые активисты бандформирований вместе с семьями. До псковских повстанцев советская власть добралась на исходе 1949-го. Первым делом провели чистки в партийной среде. По инициативе нового руководителя региона, заручившегося поддержкой МГБ, были подготовлены списки местных контрреволюционеров. Согласно официальному постановлению Совмина от 29 декабря 1949-го выселению подлежали жители Печорского, Пыталовского и Качановского районов Псковской области, как-либо очернившие себя антисоветчиной.

Последующие несколько месяцев готовилась почва для массового вывоза антисоветского элемента. Депортируемым разрешали увезти с собой личные вещи, мелкую ремесленную и сельскохозяйственную утварь, допускался продовольственный запас. Остальное же имущество безвозмездно конфисковалось: часть покрывала недоимки по гособязательствам, что-то отходило колхозам, остальное передавалась в ведение финансовых организаций. К июню 1950-го в Красноярском направлении уехали около 1500 человек. Правовые ограничения с семей псковских спецпоселенцев сняли лишь в 1960-м.

Практически сразу после Второй мировой войны СССР решился на обмен территориями с соседней страной. Оба государства получили равноценные участки земли. Именно за этим СССР обменялся территориями с Польшей, и что после стало с их населением.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







5817
21.06.2020 09:50
В закладки
Версия для печати




Смотрите также