История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    





Двадцатые годы двадцать первого века снова открыли давнюю дискуссию о том, что же все-таки первостепенно – права отдельного человека или забота об общем благополучии. И как тут не вспомнить историю Тифозной Мэри, случившуюся больше ста лет назад, но удивительным образом переплетающуюся с нынешней действительностью.


Как в начале XX века рядом с эмигранткой из Ирландии то и дело заболевали люди



Мэри Мэллон родилась в 1869 году в Ирландии, в городе Кукстаун графства Тирон. В пятнадцать лет она оказалась в Америке, где сначала жила у родственников, а спустя несколько лет устроилась кухаркой в семью. В те годы до двух миллионов жителей США работали в качестве прислуги, при этом профессия повара считалась одной из самых престижных. Судя по всему, кухаркой Мэри была действительно хорошей – без работы она не сидела. Беда в том, что буквально каждый из домов, где трудилась мисс Мэллон, постигала серьезная напасть – домочадцы и прислуга заражались брюшным тифом.

Газетная заметка 1907 года

Газетная заметка 1907 года


Брюшной тиф, болезнь, вызываемая бактериями сальмонеллы, только в 1906 году поразил около трех с половиной тысяч жителей Нью-Йорка, 639 из них умерло. Заражались в первую очередь жители трущоб и эмигрантских кварталов: причиной становилось употребление загрязненных продуктов и зараженной воды. Лечение было малоэффективным – антибиотики на тот момент еще не были изобретены.

В семи домах, где работала Мэри Мэллон, начиналась эпидемия брюшного тифа, болели члены семьи и прислуга, а участие кухарки в уходе за больными только усугубляло ситуацию. Мэри переходила от одного работодателя к другому, и история повторялась снова и снова. Говорят, фирменным блюдом кухарки было персиковое мороженое. Это объясняет массовые заражения, ведь при термической обработке продуктов и соблюдении мер гигиены возбудитель брюшного тифа погибает.

Особняк Джорджа Томпсона

Особняк Джорджа Томпсона


В 1906 году Мэри Мэллон устроилась в семью богатого банкира Чарльза Генри Уоррена – он в это время арендовал особняк на Лонг-Айленде неподалеку от летней резиденции Теодора Рузвельта. Вскоре шестеро из одиннадцати домочадцев слегли с брюшным тифом. Владелец дома Джордж Томпсон произвел тщательное исследование труб, водопровода, насосов и канализации, но источника распространения инфекции не обнаружил. Мэри Мэллон тем временем ушла работать в новую семью, в дом Уолтера Бовена на Парк-авеню.

В первый же месяц ее работы брюшным тифом заразилась горничная, а спустя еще немного времени – дочь Бовена, вскоре она скончалась. Поскольку недавняя история в доме Уорренов все еще находилась в поле зрения врачей, между этими двумя очагами заболевания заметили нечто общее, и этим общим была кухарка. Доктор Джордж Сопер, который сыграет впоследствии роковую роль в жизни Мэри Мэллон, пришел к выводу, что источником заражения в обоих случаях стала женщина, которая готовила еду.

Первый карантин



Когда Сопер пришел к Мэри, она не поверила ни единому его слову. Она прекрасно себя чувствует, никаким тифом не больна, а что к ирландским эмигрантам в этой стране относятся без уважения, так к этому она привыкла, но с ней, Мэри Мэллон, она не допустит такого обращения. Сдать анализы и, тем более, лечь в больницу она наотрез отказалась, выгнав непрошеного гостя и, как следует из его воспоминаний, угрожая ему вилкой. Следующий визит состоялся уже в присутствии полиции, и Мэллон все-таки была задержана, хоть и сопротивлялась при аресте.

Доктор Джордж Сопер с семьей

Доктор Джордж Сопер с семьей


Обследование выявило источник возникновения бактерий – в желчном пузыре Мэри Мэллон, а сама она была признана первым в истории человеком, который являлся носителем брюшного тифа, не имеющим никаких симптомов заболевания. Предположительно, женщина родилась инфицированной – если ее мать болела во время беременности – или же заразилась тифом в детстве. Так или иначе, а продолжение работы Мэллон на кухне грозило дальнейшим распространением заболевания, а потому «Тифозную Мэри», как ее уже успели окрестить репортеры, поместили в карантин. Он продлился три года.

Уильям Херст

Уильям Херст


Суд не поддержал позицию Мэри

Суд не поддержал позицию Мэри


Тем временем сенсационная история была подхвачена и газетчиками. Один из них, медиа-магнат Уильям Херст, обеспечил Мэри Мэллон возможность нанять адвокатов по судебному иску относительно своего заключения под стражу. В историю о брюшном тифе она не верила, считая, что таким образом с ней сводят счеты. Суд она проиграла.

Пожизненный карантин на острове



Но в 1910 году Мэри Мэллон была освобождена с условием строго соблюдать гигиенические требования, а главное – больше не работать на кухне. Это обещание было нарушено. Взяв новое имя – Мэри Браун, она снова устроилась поваром. Известно, что она трудилась в гостиницах, в ресторане на Бродвее, даже в санатории, но точный перечень тех мест, где успела похозяйничать Тифозная Мэри, неизвестен. Данные о количестве зараженных ею людей варьируются, а число умерших, возможно, доходило до полусотни и даже больше. Из-за того, что после первого карантина она работала под вымышленным именем, точное количество и особенности вспышек болезни рядом с Мэллон не установлены.

В карантине Мэри Мэллон пробыла 26 лет своей жизни

В карантине Мэри Мэллон пробыла 26 лет своей жизни


Наконец Мэри была задержана и помещена в карантин уже пожизненно. Вплоть до самой своей смерти в 1938 году она жила на острове Норт Бразер, куда в конце XIX века свозили зараженных оспой. В прессе Мэллон демонизировали – высказывалось мнение, что она умышленно заражала богатых американцев. В возрасте 63 лет Мэри перенесла инсульт, отчего была до самой смерти частично парализована, спустя шесть лет она умерла от пневмонии.

На острове Норт-Бразер

На острове Норт-Бразер


Остров на протяжении последних пятидесяти лет является заброшенным

Остров на протяжении последних пятидесяти лет является заброшенным


На протяжении всего своего заключения Мэри Мэллон страдала от одиночества и от жизни взаперти. Она пыталась находить себе занятия на острове, выполняла работу санитарки, помогала в лаборатории. Разумеется, замуж она не вышла и детей не родила.
Случай Мэри Мэллон вызвал тогда и продолжает вызывать сейчас дискуссии об этической составляющей принудительной карантинизации. В случае Тифозной Мэри, конечно же, были нарушены ее гражданские права, жизнь женщины была принесена в жертву ради других жизней. Термин «Тифозная Мэри» превратился в мем, его используют при упоминании о людях, распространяющих инфекцию и не соблюдающих меры предосторожности; в истории медицины ее случай стал не единственным.

Об истории Тифозной Мэри мрачно шутят, что, будь ее фирменным блюдом яблочный пирог, все могло бы обернуться гораздо лучше - ведь готовится он в горячей духовке. Но Мэри Мэллон любила делать мороженое, которое приходилось по вкусу и работодателям. Впрочем, это немудрено, учитывая, какая давняя история скрывается за этим десертом, и какой путь прошел он от десерта для Александра Македонского до «эскимосского пирожка».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







3737
24.05.2020 20:12
В закладки
Версия для печати




Смотрите также