История и археология   RSS-трансляция Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в Одноклассниках Читать в Telegram Наш блог в Instagram Наш канал в Яндекс Дзен


+1 0
0
-1 0
Разное    





Елизавета Петровна взошла на престол в результате государственного переворота, который впоследствии назвали самым бескровным. Дочь Петра I и Екатерины стала символом национальной государственности, так как её предшественниками были малолетний Иван VI и его мать Анна Леопольдовна, считавшиеся в России чужаками. На самом же деле Елизавету Петровну поддерживали не только россияне. Кто стоял за спиной российской императрицы помимо гренадерской роты Преображенского полка?


До переворота

Иоанн Антонович и Анна Леопольдовна. / Фото: www.ratnik.tv

Иоанн Антонович и Анна Леопольдовна. / Фото: www.ratnik.tv


Когда царём в октябре 1740 года стал двухмесячный Иоанн Антонович, сын Анны Леопольдовны и супруга её Антона Ульриха. Формально регентом был Эрнст Иоганн Бирон, а затем его мать. Фактически же власть принадлежала Андрею Остерману, хитрому интригану, правда, весьма непопулярному и даже трусоватому.

Ситуация, при которой Россией правили немцы, вызвала массу недовольства, а взоры россиян всё чаще обращались в сторону дочери Петра I и Екатерины I, рождённой вне брака. В своё время именно признание Верховным тайным советом Елизаветы незаконнорожденной и привело к восшествию на престол Анны Иоанновны, а затем её внучатого племянника Иоанна Антоновича.

Елизавета Петровна в юности. / Фото: www.pinimg.com

Елизавета Петровна в юности. / Фото: www.pinimg.com


При этом Елизавета Петровна была личностью популярной, а тема её возможного царствования активно обсуждалась не только в России, но и за рубежом. Во Франции питали надежду путём переворота разрушить русско-австрийский союз, заключённый в 1726 году, а добиться этого было возможно лишь после смены правительства. Французскому послу Жаку Иоахиму Тротти Шетарди ещё в 1739 году была поставлена задача найти сторонников Елизаветы Петровны, а саму будущую императрицу подготовить к заговору.

Не стояли в стороне от процесса и шведы, надеявшиеся на то, что Елизавета, которой Швеция окажет финансовую поддержку при восшествии на престол, отдаст территории Восточной Прибалтики, потерянные в результате поражения в Северной войне. Шведский посол Эрик Матиас фон Нолькен получил тайную депешу, в которой ему давалось задание, схожее с тем, что получил Шетарди из Версаля.

Жак-Иоахим Тротти маркиз де ла Шетарди. / Фото: www.e-libra.su

Жак-Иоахим Тротти маркиз де ла Шетарди. / Фото: www.e-libra.su


Нолькен и Шетарди в результате вели долгие переговоры с Елизаветой Петровной в попытках добиться от неё определённых обязательств, которые она должна будет выполнить после своей победы. Шведы желали получить от будущей императрицы письменное обязательство по уступке территорий в обмен на финансовую помощь, а французы хотели иметь гарантии изменения внешнеполитического курса России.

Однако сама Елизавета ограничилась лишь устными обещаниями, уверив Шетарди и Нолькена в том, что доверять бумаге такие вещи было бы крайне неосмотрительно. Она была столь убедительна, что оба посланника решили: слову Елизаветы Петровны вполне можно доверять.

Царевны Анна Петровна и Елизавета Петровна. / Фото: www.wearts.ru

Царевны Анна Петровна и Елизавета Петровна. / Фото: www.wearts.ru


Будущая императрица смогла заручиться поддержкой гвардейцев Преображенского полка. Она регулярно посещала казармы, одаривала самих служивых и крестила их детей, а потому ещё до переворота стала именоваться преображенцами матушкой. Тем более, что гвардейцы, как никто другой, были недовольны иностранным засильем в правящих кругах.

Ослеплённые обещаниями

Елизавета Петровна. / Фото: www.artchive.ru

Елизавета Петровна. / Фото: www.artchive.ru


Будущее показало, что Елизавета оказалась куда хитрее и прозорливее, чем считали за рубежом. Она сама возглавила заговор, взяв в союзники лейб-медика Лестока, который ещё с начала 1730 годов пользовался доверием Елизаветы, а ещё братьев Шуваловых, Михаила Воронцова, Разумовских и ещё несколько особо надёжных приближенных.

Жан-Арман де Лесток. / Фото: www.ytimg.com

Жан-Арман де Лесток. / Фото: www.ytimg.com


Российское правительство и сама Анна Леопольдовна были осведомлены о планах Елизаветы благодаря шпионам и дипломатам, но не придали этому сколько-нибудь большого значения. Дело закончилось лишь серьёзным разговором между дочерью Петра I и матерю царя Ивана VI. При этом Елизавета убедила Анну Леопольдовну в своей верности. По возвращении домой будущая императрица созвала тайное совещание, на котором присутствовали её сторонники, и переворот решено было совершить уже вечером следующего дня.

Дальнейшие действия Елизаветы широко известны: приезд её в гренадерскую роту Преображенского полка, обещание отдать свою жизнь на благо России-матушки и бескровный переворот, в котором приняли участие 300 солдат.

Елизавета Петровна. / Фото: www.yapfiles.ru

Елизавета Петровна. / Фото: www.yapfiles.ru


Но иностранные покровители заговора, как выяснилось, слишком недооценили Елизавету Петровну. Взойдя на престол, она вовсе не собиралась придерживаться тех договорённостей, которые были достигнуты со шведским и французским послами до переворота.

Сначала она заключила перемирие со Швецией, развязавшей войну с Россией ещё в июле 1741 года, но уже весной 1742 возобновила боевые действия. Спустя всего год шведам пришлось вновь согласиться с договором, подписанным во время заключения Ништадтского мира 1721 года.

Елизавета Петровна. / Фото: www.regnum.ru

Елизавета Петровна. / Фото: www.regnum.ru


Елизавета Петровна благоволила к высокомерному Шетарди, однако менять внешнюю политику России не стала и оставила без изменений условия союза с Австрией. Впрочем, французский посол надолго в России не задержался и вскоре был попросту выслан из Петербурга.

Елизавета Петровна. / Фото: www.art-catalog.ru

Елизавета Петровна. / Фото: www.art-catalog.ru


Иностранцы, надеявшиеся на легкомыслие и любовь к развлечениям их ставленницы Елизаветы Петровны, не смогли рассмотреть в ней ни твёрдого характера, ни приверженности национальной идее. Она же во время своего 20 летнего правления доказала, что интересы страны для неё всегда были на первом месте.



Елизавета Петровна была истинной дочерью своего отца, императора Петра I – так же умела дожидаться возможности вовремя перехватить престол, так же уверенно распоряжалась властью, была скорой на принятие решений и на расправу с неугодными. Были ей свойственны и чисто человеческие слабости - она терпеть не могла яблочный запах, боялась призраков и заговоров. Последнее сыграло роковую роль во многих судьбах – тех, кто стал жертвой мнительности императрицы.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:



Обратите внимание:




Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:







5994
12.01.2020 15:23
В закладки
Версия для печати




Смотрите также